Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter!

СВЕЖЕЕ МЯСО Версия для печати

ГЛАВА 20 Содержание ГЛАВА 22

ГЛАВА 21

Дин и Джейсон отыскали маленькую полянку в кольце деревьев и поставили сумки на землю. Хотя у Дина была палатка, он не горел желанием оказаться внутри во время нападения асванга. Так что они устроились на свежем воздухе, раскатав постели на мягком покрывале из хвои.

– Я первый караулю, – предложил Дин, когда стемнело.

Джейсон погрузился в неспокойный сон, а Дин сидел, прислонившись к дереву, сжимая в одной руке пистолет, а в другой – склянку с состряпанной Бобби смесью. Он внимательно приглядывался и напрягал слух, вылавливая звуки в темноте.

В заснеженном лесу было очень тихо. Дин поднял капюшон и слушал, как снежинки почти мелодично ударяются о ткань у него над головой. Потом его внимание привлекло пыхтение позади. Он, напружинившись, вскочил. Хрустнули ветви, заснеженную тишину нарушало тихое дыхание. Дин беззвучно ждал.

Дыхание сделалось громче, и он увидел, как что-то темное и массивное продирается через лес и выходит на полянку. Сидящая на мускулистом теле голова поднялась и понюхала воздух, учуяв на ветру запах Дина и Джейсона. Это был черный медведь. Он таращился на Дина, разглядев его в темноте. Дин таращился в ответ. Медведь тряхнул головой, двинулся было вперед, но потом развернулся и исчез в подлеске.

Дин перевел дыхание.

Потом снова сел и принялся вслушиваться в тишину. Он не услышал ничего, кроме шуршания снега по капюшону и гула собственной крови в ушах. Ветер стих. Тут не было ни шума транспорта, ни гудения электричества, ничего, кроме глуши. Дин попытался представить, каким видел это место отряд Доннера. Он знал, что за много километров отсюда федеральная трасса 80 проходит через Лагерь Смерти, где переселенцам пришлось начать поедать друг друга. Теперь люди проезжали мимо на скорости за сто километров в час, но раньше от Форт Бриджер в Вайоминге до парка Саттерс Форт около Сакраменто тянулись только дикие леса. Люди не могли пополнить запасы в Рено или Траки, потому что этих мест еще не существовало. Однако это конкретное место, где сидел Дин, должно быть, не особенно изменилось. Он мог бы орать и звать сколько угодно, и никто не услышал бы. Без машины добираться до цивилизации пришлось бы несколько дней.

Услышав, как ворочается Джейсон, Дин бросил взгляд на спящего. Тот хмурился, переживая кошмар, его глаза быстро двигались под веками. Дин никогда бы не признался, но было приятно нести вахту и присматривать за кем-то. Такое ощущение, что всю свою жизнь он только и делал, что присматривал за людьми. За Сэмми, когда тот был маленьким, за незнакомцами, на которых нападали монстры. Первый раз в жизни он ощущал себя брошенным. Сэм, кажется, в нем больше не нуждался. Он едва разговаривал с Дином о важных вещах, и Дин знал, что брат мучается видениями Ада. В животе екнуло, и Дин попытался отогнать мысли о причинах, из-за которых так получилось. Он ощущал себя виноватым. Возможно, он не заслуживал внимания Сэма.

Когда Сэм был ребенком, его спасла маленькая девочка, кицунэ – похожее на лисицу создание, которое должно было поедать определенную часть человеческого мозга, чтобы выжить. Защищая Сэма, девочка убила собственную мать. Повзрослев, она никогда не убивала. Она работала в морге и забирала необходимое ей мозговое вещество у мертвецов. Но когда ее сын серьезно заболел, она поняла, что придется достать ему свежего мяса и убить человека. Когда ребенок выздоровел, кицунэ поклялась Сэму, что никогда больше не убьет, и тот ее пощадил. А потом Дин тайком от брата прикончил ее. Она ведь все-таки людей убивала, хоть и выбирала подонков – поставщика героина, например. У Дина была миссия, так ведь? Он должен был защищать людей.

Однако ему это далось нелегко. Кицунэ не оставляла его мыслей. Дин отослал ее сына прочь, поклявшись, что найдет и прикончит его, если тот когда-нибудь кого-нибудь убьет. Мальчик посмотрел на него с ненавистью и пообещал, что единственным человеком, которого он убьет, будет Дин. А потом он сбежал.

Дин знал, что если Сэм когда-нибудь прознает об этом, то изменит свое мнение о брате навсегда. Он запятнает себя в глазах Сэма. Дин знал: когда принимаешь решение – даже если оно кажется тебе лучшим – люди могут начать смотреть на тебя по-иному. Убийство Эми было правильным поступком. Он это знал. Она бы убила снова. Но это подвергло опасности доверие между ним и братом. Сэм бы почувствовал себя преданным, узнай он, что Дин совершил такое у него за спиной.

Видит бог, именно это Дин чувствовал по отношению к Кастиэлю, хотя Кас явно натворил куда больше крупных ошибок, чем Дин. Кастиэль сказал как-то раз, что считает Дина семьей. Дин умолял его притормозить после того, как тот вобрал в себя силу всех душ из Чистилища, но Кас не слушал, опьянев от силы, и все его изначально добрые намерения утонули в мании величия. Он предал их всех. Дин доверял ему, остался преданным даже тогда, когда Сэм и Бобби заподозрили, что Кас перешел на темную сторону. Дин тогда отказался в это верить, но они оказались правы.

Дин заставил себя подумать о чем-нибудь другом – принялся гадать, как там дела у Сэма и Бобби на побережье и поговорил ли Бобби с Сэмом насчет воспоминаний Ада.

Температура продолжала падать. Снежинки, поначалу огромные и слипшиеся, теперь стали мелкими и раздельными – верный признак похолодания. Дин вздрогнул и решил прогуляться по периметру, чтобы согреться.
Он обходил лагерь во второй раз, когда с постели со сдавленным криком вдруг подхватился Джейсон.

– Что случилось? – спросил Дин, осматривая ближайшие деревья.

Джейсон растерянно оглядывался.

– Кошмар. Прости, – он снова забился в спальный мешок.

Дин сделал еще один круг, поглядывая на беспокойно ворочающегося Джейсона. В конце концов, тот снова сел.

– Давай я подежурю.

Дин принял предложение с благодарностью и забрался в собственный теплый спальный мешок. Снег падал, оседал на ресницах. Высунув из мешка только лицо, Дин задремал с чувством, что нос слегка немеет от холода. Деревья вокруг скрипели, ветер вздыхал в кронах. Он понимал, что это всего лишь ветер, но не мог избавиться от ощущения, что это асванг подобрался к лагерю и дышит в темноте.

Оригинал — Alice Henderson
ПереводКана Го