Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter!

СВЕЖЕЕ МЯСО Версия для печати

ГЛАВА 17 Содержание ГЛАВА 19

ГЛАВА 18

Пока машина Бобби тарахтела по неровной дороге обратно к главной трассе, ее знакомый запах окутал Сэма. Запах автомобилей Бобби, смесь машинного масла и уютный аромат нагретой солнцем фланели немедленно перенесли его в детство.

Сколько раз он ездил с Бобби, пока отец отсутствовал на охоте? Большую часть времени отец и Дин работали вместе, а Сэма оставляли одного. Из-за этого Сэм отдалился от отца и брата. Но Бобби всегда был рядом. Около него Сэм чувствовал себя как дома.

Они выехали на 80 шоссе и направились на запад. Проезжая мимо Эмигрант Гэп, Сэм смотрел на уже знакомые гладкие серые гранитный глыбы по обе стороны дороги. В трещинах росли сосны. Время перевалило за полдень, и Сэм опустил козырек от солнца. Скоро перед ними разверзся каньон Юба-Ривер, рассекающий гранит глубокими изломами. То там, то тут лес пятнали шрамы пожарищ, оставив ряд голых деревьев, некоторые из которых были обуглены дочерна.

Дорога шла под уклон, к подножию холмов. Округлые склоны были покрыты соснами, сквозь ветви струились солнечные лучи. Скоро местность выровнялась – они въехали в Калифорнийскую долину. Вдали Сэм разглядел скопление зданий центра Сакраменто. Впереди простиралась широкая плоская поверхность Американ-Ривер.

Они минули небоскребы и отправились дальше вдоль реки. Солнце клонилось все ниже, и Сэм ерзал на сиденье, беспокоясь за Дина. Ему не нравилась идея оставлять брата одного. Он понимал, что вместе с Бобби они куда быстрее соберут ингредиенты для оружия, но ему все равно было не по себе. Дин изменился с тех пор, как Сэм вернул себе душу. Сэм наблюдал, как брат бродит вокруг, только отчасти интересуясь происходящим. К нему все ближе подбирались усталость и разочарование.

– Бобби, – Сэм повернулся и прищурился от солнца. – Я беспокоюсь за Дина.

Бобби покосился на него краем глаза:

– А он беспокоится за тебя. Кое-что никогда не меняется. Вы двое беспокоитесь друг за друга чаще, чем дышите.
– Я серьезно. Это ощущается по-другому.

Бобби вздохнул:

– Ладно, и как же по-другому? Как будто Дин хочет сдаться.
– Да, я тоже заметил, – неохотно признался Бобби. – Небезопасная штука в этой игре. Отвлекаться – последнее дело для охотника.
– Или разочароваться.
– Ага.
– Ты можешь с ним поговорить?
– Поговорю.

Пока они ехали через заповедник Йоло, Сэм таращился на птиц, собиравшихся в стайки на заболоченных участках сразу за дорогой. Он думал о брате, о странной отчужденности, которая возникла между ними. Он помнил время – это было совсем недавно – когда они понимали друг друга чуть ли не телепатически. Когда они безоговорочно доверяли друг другу, когда речь шла об охоте. Теперь он этого не ощущал.

Сэм понимал, что тоже отвлекается, борясь с образами Люцифера и отрывками воспоминаний о мучениях в Клетке. Иногда его голова будто разваливалась надвое: одна часть оставалась в том ужасном месте, а вторая была здесь, как обычно, сражаясь с монстрами. С каждым днем эти две части отдалялись друг от друга все дальше, и Сэму приходилось постоянно напоминать себе, что он больше не в клетке. Она больше не его жизнь. Неважно, насколько галлюцинации Люцифера пытались убедить его в обратном. Шрам на ладони, который разбередил Дин, служил напоминанием о том, насколько реален этот мир. Шрам все еще ныл, и Сэм был рад этому. Он вдавливал большой палец в ладонь каждый раз, когда разум сомневался в реальности происходящего. Сэм скучал по Дину. Скучал по себе, прежнему себе. Иногда он думал о Стэнфорде – до начала охотничьей жизни. Жизнь тогда была полна надежд. Он закладывал свое будущее, живя с Джесс и посещая, как всегда хотел, колледж. Все изменилось той ночью, когда появился Дин и сказал, что пропал отец. Сэм присоединился к охоте и больше уже не вернулся к прежней жизни. Возможно, у него никогда не было шанса на нормальную жизнь. В конце концов, он ведь был Винчестером.

– Смотрю, больно глубоко ты задумался, – прервал его размышления Бобби. – Все за Дина переживаешь?
– Просто думаю о дороге, на которую не свернул.

Бобби выглядел задумчивым, почти печальным.

– Да, знаю, как это бывает.

Сэм был в курсе, что у Бобби тоже есть, о чем горевать. У него тоже отняли шанс на нормальную жизнь.

Вдали появились прибрежные горы, вершины которых окутывал туман. Автомобиль въехал на склон, и Сэм внезапно увидел сверкающие воды залива Сан-Пабло. Они съехали на 37 шоссе, сплошные километры заболоченных земель. Там ловили рыбу белые цапли, десятки уток толпились под вечерним солнцем. В воде отражалось небо, и болотца сами напоминали маленькие озерца неба.

– Думаешь, Джейсон там справится? – спросил Сэм.
– Он уже раз потерпел неудачу, и, кажется, его это не остановило.

Когда 37 шоссе вывело их на шоссе 101, показались ряды холмов округа Марин. Бобби свернул к северу и въехал в город Новато, на дорогу, ведущую к морю.

– Почти на месте, – сказал он Сэму.

Они повернули на запад. Коровы разгуливали на полях, склоны холмов поросли дубами, а в небе кружили грифы. Солнце висело уже низко над полями, когда они прибыли в маленький городок Поинт Рейес Стейшн.

Должно быть, за десятки лет городок не слишком изменился. По обе стороны главной улицы стояли здания конца восемнадцатого века, и в сумерках несколько прохожих шагали по своим делам.

– Где охотницу найти? – спросил Сэм.

Бобби окинул взглядом постройки:

– У нее маленький ресторанчик за главной улицей. Называется «Пеликанье Гнездо».

Они миновали центральную часть города и свернули в переулок. «Пеликанье Гнездо» обнаружилось через полквартала. Над дверью висела вывеска – белый пеликан на кучке яиц. Здание выглядело старым, возможно, еще с начала прошлого века. Бобби нашел сбоку место для парковки.

– Она знает, что мы приехали? – Сэм выбрался из фургона.
– Ага.

Они одолели половину ступеней, когда открылась дверь, и из нее вышла женщина пятидесяти с лишним лет. Приятное лицо обрамляли распущенные волнистые волосы. При виде Сэма и Бобби в умных глазах зажегся огонек. Женщина широко улыбнулась и протянула руки Бобби.

– Бобби Сингер, – она с чувством стиснула его.
– Марта, – поприветствовал Бобби.
– А это, должно быть, Сэм Винчестер, – Марта улыбнулась Сэму.

Сэм протянул руку. Марта ему понравилась сразу же.

– Приятно познакомиться.
– Взаимно, – она снова сжала Бобби в объятиях, и Сэм с веселым изумлением увидел, что Бобби немного засмущался и покраснел.
– Входите же!

Вслед за Мартой Сэм и Бобби вошли в ресторан, и она заперла дверь. Пахло изумительно – свежеиспеченным хлебом и экзотическими специями.

– Готовимся к вечернему наплыву посетителей, – объяснила Марта, указав в сторону кухни. – Мы открываемся через полчаса.
– Много клиентов? – поинтересовался Сэм.
– Туристы, в основном, но и несколько местных завсегдатаев имеется. Хорошая дневная работа, чтобы окупить вторую, – тихо проговорила она.

Сэм понял, что Марта имеет в виду охоту.

– Пойдемте в мой офис.

Они прошли через двустворчатые двери, по коридору, через еще одну дверь. За дверью оказался уютный кабинет с большим батиковым изображением кита на стене. Декоративный светильник от Тиффани заливал красные стены мягким светом. Марта заперла дверь и жестом предложила гостям сесть в офисные кресла около письменного стола.

– Так вы вправду думаете, что нашли асванга? – уточнила она.

Бобби кивнул:

– Похоже на то.
– Никогда не слышала, чтобы кто-нибудь охотился на асванга.
– Я тоже. Раскопала что-нибудь?

Марта открыла запертый ящик стола, вытащила оттуда старую книгу в кожаном переплете и открыла помеченную лентой страницу.

– В этой легенде сказано, что крестьяне, чтобы не подпустить асванга, создали особенное оружие, которое способно пронзить его и стянуть на землю. Но его нужно вымочить в определенных специях и наложить заклинание.
– Сможешь? – спросил Бобби.
– Думаю, да. Нужно собрать все ингредиенты, а некоторые из них довольно малоизвестны.
– Например? – заинтересовался Сэм.
– Например, аджаван и панданус.
– Ого. Никогда даже не слыхал о таких. Панданус? Серьезно?
– Его еще называют пандан. С заклинанием я могу справиться вместе с Бобби, – Марта взглянула на Сэма. – Сможешь достать нужные специи и хвост шипохвостого ската для крюка?

Сэм вытащил блокнот и ручку:

– Без проблем. Просто продиктуй список.
– Хорошо. Соль, аджаван, калган, панданус, тамаринд, семена австралийской акации, индийская гарциния, кафир, лайм и любисток.
– Любисток? – переспросил Сэм. – В самом деле, бывает специя, которая называется любисток? Панданус и любисток[1]?
– Ага. А плеть должна быть сделана из бечевы, которая на две части конопля, а на одну водоросль.

Сэм закончил писать и перечитал список:

– Ладно. Пахнуть это все будет неважно, да?

Марта деловито продолжала:

– Придется зайти в магазин специй и антиквариата «У Одиссея». Он на побережье. Там можно найти практически все, что угодно.

Сэм закрыл записную книжку и вернул ее за пазуху:

– Хорошо. Тебе сколько времени понадобится?
– Около дня, думаю.
– Большое спасибо за помощь, – сказал Сэм.

Марта улыбнулась:

– Только работникам на кухне не рассказывайте. Они думают, что по ночам я рублюсь в ролевые игры.
– Никому не скажем, – уверил ее Бобби.
– Я так и поняла, Бобби Сингер, – Марта снова разулыбалась.

На этот раз Бобби продержался на несколько секунд дольше, прежде чем сконфуженно отвел взгляд. Он изумительно держался в бою и знал о темной магии и созданиях из темноты больше, чем любой другой знакомый Сэму человек, но мог покраснеть, когда дело касалось обычных отношений между людьми. Бобби не слишком хорошо справлялся с повседневностью. Как и все они, в принципе.

Бобби проводил Сэма до машины.

– Она твой старый друг, да, Бобби?
– Что-то типа того, – уклончиво отозвался Бобби. – Достанешь специи, встретимся здесь. Я начну работать над заклинанием.
– Думаешь, успеем до завтра собрать все нужное и провести ритуал?
– Уж попытаемся-то, черт побери, наверняка.

  1.  Панданус и любисток – по-английски звучит смешнее: screw pine и lovage.
Оригинал — Alice Henderson
ПереводКана Го