Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter!

Путеводитель. Сезон 7 Версия для печати

Кроули Содержание Дин

Сэм

Если счастье стучится в двери, лови момент, не упусти его[1].

В 7.01. «Встречайте нового босса» Кастиэль использует «божественные» силы, полученные от душ монстров из чистилища, чтобы наказать тех, кого считает грешниками. Вероятно, Сэм распорядился бы такой силой по-другому, учитывая его собственный опыт обладания силами, имеющими демоническую природу. «Не уверен, что Сэм поступал бы так же, как Кастиэль, – говорит Джаред Падалеки. – Он всегда был из тех, кто не использует силу направо и налево просто потому, что она у него есть. Сэм всегда был из тех, кто говорит: «У каждого явления больше, чем одна сторона. У всех историй три варианта: твой, мой и то, как было на самом деле». Сэм обычно более сдержан. Но кто знает, что сделала бы с ним подобная сила. Весь смысл этой сюжетной линии в том, что власть развращает, а безграничная власть – развращает безгранично. Мы увидели это на примере Кастиэля, который последние несколько сезонов служил справедливости, который пытался поступать правильно или так, как он считал, что будет правильно. И мы видим, до чего он докатился, причем очень быстро, и мне страшно подумать, что сделал бы Сэм. Я рад, что его не поставили в подобную ситуацию».

К несчастью, эта сюжетная линия привела к безвременной кончине Кастиэля в самом начале сезона (или так нам тогда казалось) и отсутствию Миши Коллинза на съемочной площадке. «Это трудно и несправедливо, но такова жизнь, – философски говорит Джаред Падалеки. – Нет ничего бесконечного, приходится заканчивать сюжеты потому, что фанаты заслуживают лучшего, чем бесконечная жвачка».

Возможно, окажись Кастиэль главным злодеем сезона, фанаты стали бы протестовать еще больше. Вместо этого в сериале появились левиафаны. «Седьмой сезон «Сверхъестественного» начался, как обычно – ведь каждый следующий год мы боремся с чем-то более сильным, страшным и злобным, чем раньше, – замечает Джаред Падалеки. – Летом, на встрече с Сарой Гэмбл, мы говорили о том, что будет происходить, и кто будет главным злодеем. Она рассказала нам об этих персонажах – левиафанах, о которых мы до этого ничего не знали. Что они сбежали из чистилища, когда Кастиэль поглотил души монстров и оказался недостаточно силен, чтобы удержать их в себе. После этого краткого обзора было трудно представить, как все будет, но я был в восторге от спектра возможностей, которые связаны с левиафанами, особенно с их способностью дублировать людей. Мы не знаем, как их убить, мы не знаем, как их остановить. Я был очень рад, что злодеи сезона, с которыми нам предстояло бороться, были именно такими».

«Одной из вещей, которые помогли нам сделать «Сверхъестественное» таким мощным и страшным, – продолжает Джаред Падалеки, – были истоки сериала, самое начало, когда мы ездили из города в город, борясь с монстром в одном месте, с зомби – в другом, с призраком – в третьем. Это уже было страшно, но это был такой локальный ужастик. Теперь же, левиафаны – это как демоны, которые могут перемещаться с водой. Они могут оказаться где угодно и когда угодно, и это ставит Винчестеров в такое невыигрышное положение, в каком они еще не были».

Не только где угодно и когда угодно, левиафаны вдобавок могут оказаться и кем угодно. Включая самих Винчестеров. Джареду Падалеки было очень интересно сыграть левиафана-Сэма в «Убойном чтиве». «Левиафан-Сэм не умеет бояться, - говорит Джаред. – Когда я играю левиафана, я пытаюсь представить, как чувствует себя неуязвимое существо, окруженное такими же неуязвимыми существами? Это похоже на элитный воинский отряд (лучшей аналогии я не придумал). Они так уверены, что с ними никто не справится. Они превосходят нас и знают кое-что, что нам, людям неизвестно. Такой анализ персонажа помогает воплотить его на экране».

В этой серии от левиафана-Дина Сэм узнает, что брат за его спиной убил школьную любовь Сэма – китцунэ Эми. К концу сезона Сэм, кажется, простил Дина, но «Прощение – это не тот термин, который я бы использовал, – говорит Джаред Падалеки. – Он просто оставил это в прошлом. Однако, когда мы попали в похожую ситуацию в серии «Душегубки», и теперь уже Дин не смог нажать на курок, я его отчитываю. Не конкретно за Эми, а насчет честности и двойных стандартов. Сэм считает, что раз уж мы установили для себя правила, по которым монстров мы должны убивать, то и к тебе это тоже относится. Твои слова не должны расходиться с делом. Это была очень важная сцена для меня, и я знаю, что для Дженсена тоже. Так мы прояснили, что Сэм был расстроен не столько тем, что Дин убил Эми, столько тем, что Дин лгал ему. Проблема была не в убийстве монстра. Мы хотели прояснить побудительные мотивы персонажей».

Кроме защиты людей от нечисти, Винчестерами обычно движет и личный мотив – месть. Желтоглазый демон погиб из-за убийств Джона и Мэри, а левиафанов ждет истребление потому, что они погубили Кастиэля и Бобби. «Я узнал о смерти Бобби в разгар съемок серии со свадьбой, и понятное дело, мне стало очень грустно, – вспоминает Джаред Падалеки. – Я чувствовал себя паршиво, будто я теряю друга. И это странно. Ведь я до сих пор дружу с Джимом Бивером, мы обмениваемся твиттами, перешучиваемся, и видимся на конвенциях, если оба приезжаем. Но все равно это ощущалось, как потеря друга, и это хорошо видно на экране».

А потом Бобби умер второй раз, и в этот раз окончательно, ведь Сэм с Дином сожгли флягу, к которой призрак был привязан. «Мне грустно осознавать, что его больше не будет рядом, – прибавляет Джаред Падалеки, – но для хорошего телевидения нужны сильные сюжеты. В седьмом сезоне мы пытались поднять ставки так высоко, как только могли».

Знаете ли вы?

«Он был настоящий, – говорит Джаред Падалеки о том ноутбуке, который Фрэнк Деверо разбил в серии «Убойное чтиво». Я уверен, фанаты Apple во всем мире, глядя на это, вздрогнули и подумали: «Это же хороший компьютер».

«Как и обычно, я наслаждался работой над сезоном, – говорит Джаред Падалеки. – Я чувствую, что мы хорошо взаимодействуем друг с другом и в кадре, и за кадром, и находим отклик у фанатов. Мы растем, развиваемся и становимся все лучше и лучше. Мы чувствуем себя очень комфортно. Как если бы мы ходили в одну школу, а теперь ходим в один колледж. Это очень здорово».

Малыш Падалеки

Джаред Падалеки всегда с любовью будет вспоминать седьмой сезон потому, что его первенец появился в разгар съемок. «Помню, что именно в тот день, когда мы снимали сцену с машиной из «Убойного чтива», я сообщил всем, что у меня будет ребенок», – говорит он.

И он был такой не один. Жена второго помрежа Гэбриэля Корреа забеременела примерно в то же время, что и Женевьев Падалеки. «Это было просто сверхъестественно, ведь оба наших ребенка должны были родиться 12 марта, – вспоминает Джаред Падалеки. – Нашим женам сделали УЗИ, и обнаружили, что они оба – мальчики. Гэйб спросил меня: «Уже выбрал имя?». Я ответил: «Я склоняюсь к Томасу». А он мне: «Я тоже хотел назвать сына Томасом!»

«Но это не страшно, он может использовать имя «Тоже-мас» [в оригинале toe-mass, масса пальца ноги] или что-то в этом духе», – шутит Джаред.

И вот 19 марта 2012 года, в 22 ч. 36 мин. Джаред Падалеки смог воскликнуть: «Это мальчик!»

Новорожденного назвали Томас Колтон Падалеки.

  1.  7.08. «Седьмой сезон – пора жениться»
Оригинал — Nicholas Knight
Переводwing-sco