Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter!

Дикий, Дикий Запад Версия для печати

Где только не побывали Сэм и Дин, но Дикий Запад - самое подходящее место для современных беглецов, объявленных вне закона. «Официальный журнал «Сверхъестественное» встретился с Дженсеном Экклзом и Джаредом Падалеки, чтобы поговорить о том, как они играли в ковбоев, сражались с феями и почему они думают, что в обозримом будущем Винчестерам не придётся иметь дело с пришельцами…

Когда наш журнал ещё только начинал свою деятельность, создатель «Сверхъестественного» Эрик Крипке сказал нам: «Наш серил похож на вестерн больше, чем на что-либо другое, а Импала – наш боевой конь. Наши герои въезжают в город, сражаются со злом, завоёвывают девушку и уезжают в голубую даль. Такая схема прекрасно сочетается с мифологическим описанием Дикого Запада». И вот в шестом сезоне шоу действительно становится вестерном, пусть даже только на одну серию. «Эта идея уже давно витала в воздухе», – замечает Экклз, но для него она всегда казалась несбыточной мечтой, он даже и не надеялся, что авторы когда-либо воплотят её. «Мне всегда казалось, что в «Сверхъестественном» скорее будет серия-мюзикл, чем вестерн».

Мы подробно обсудили серию «Раз ковбой, два ковбой» с разными членами съёмочной команды, но, как вы, наверное, догадываетесь, у Дженсена и Джареда имеется своё мнение на сей счёт. Серии «Весь мир – театр» и «Раз ковбой, два ковбой» без сомнения лучшие в шестом сезоне, с чем согласны оба актёра. «Без всяких колебаний скажу, вестерн – мой самый любимый эпизод», – заявляет Экклз. «Любой техасский мальчишка, а может и не только техасский, мечтает оказаться в вестерне. Я отправил отцу своё фото в ковбойском костюме, и он написал в ответ: «Ты готовился к этой сцене с шести лет!»

Тот «ковбойский костюм» был настолько аутентичным, насколько только возможно в современных условиях сделать костюм 1860 года. Вместе с «шерстяными ковбойскими штанами с высокой талией и подтяжками» Экклз был одет в старинный ковбойский пыльник. Художник по костюмам Диана Видас смогла найти лишь австралийский непромокаемый плащ. «Но она не хотела делать австралийский пыльник, – отмечает Экклз, – она хотела старинный ковбойский пыльник. Поэтому она упросила производителей ткани прислать ей отрез и скроила из него мой плащ, а швейный отдел сшил его. Так что этот плащ - единственный в своём роде, и он, такой весь из себя уникальный, отправится ко мне домой!»

Трудно сказать, серьёзно говорил Экклз или просто пошутил, но можно утверждать с полной уверенностью, что лошадь, на которой Падалеки должен был добраться до домика Сэмюэля Кольта, выбрали определённого размера именно шутки ради. В сценарии было написано: «небольшая лошадь», которая нервничает и боится Сэма, слишком для неё крупного. «Они нашли малюсенькую лошадку», – подтверждает Падалеки, но нельзя сказать, что она была совсем карликовой. «Для тех, кто разбирается в лошадях, я скажу, что она была ростом полтора метра, то есть это вам не какой-нибудь першерон или лошадь фризской породы в метр семьдесят или какой-нибудь тяжеловоз. Думаю, задача была не в том, чтобы найти крошечную лошадку, которая боится огромного всадника. Нужно было найти лошадь, которая бы выглядела настоящей, но всё равно была бы самой маленькой из всех возможных». А потом с помощью визуальных эффектов сделали так, что она казалась еще меньше по сравнению с Падалеки. «Они сильно удлинили стремена, - говорит он, - мои ноги висели у лошади под животом, а я сел как можно выше, вот и получилось смешно. И было понятно, что Сэм – большой мальчик на маленькой лошади, но всё же это не карликовая лошадка».

«Я люблю лошадей, – продолжает Падалеки, – я вырос в Техасе и работал на ранчо, когда учился в школе. Моя жена Джен тоже выросла с лошадьми, у неё есть своя лошадь». Поэтому не удивительно, что Падалеки большой поклонник вестернов. «Вот что мне нравится в вестернах, так это то, что по большей части в них рассказываются истории о людях, которые пытаются поступать правильно, – объясняет он, – обычно местный шериф или кто-то типа героя Клинта Иствуда пытается защитить правое дело, когда все остальные боятся. Он не круче самого обычного человека, но сражается за то, во что верит. Мне нравится, что вестерны пытаются учить вечным ценностям. Интересно снимать серию в стиле вестерна, и я думаю, что идея вернуться назад во времени и попытаться раздобыть кольт у самого Сэмюэля Кольта, его создателя, была очень толковой. Было весело».

Экклзу тоже нравятся путешествия во времени, он бы не раздумывая совершил такое путешествие в реальной жизни. «Путешествия во времени – это круто, лично я с радостью отправился бы на Дикий Запад!» Даже, если бы это означало необходимость таскать с собой повсюду шестизарядный револьвер и постоянно опасаться, что, если ляпнешь не то, что нужно, не тому, кому нужно и не там, где нужно, то в полдень окажешься на волоске от смерти? «Ну, я неплохо умею обращаться с оружием», – отмечает Эклз. «Особенно с тем, которое использует Дин, потому что оно постоянно при мне и я постоянно пускаю его в ход. Впрочем, оно, разумеется, не заряжено».

Разумеется, у Дина современное оружие, но Экклз учел этот момент, когда готовился к съёмкам серии. «За несколько недель до съёмок я раздобыл старинные пистолеты, чтобы попривыкнуть к ним немного. Но когда я прочитал сценарий, оказалось, что мне придётся работать с кольтом, а у кольта вообще нет спусковой скобы. Когда ты взводишь курок, выскакивает спусковой крючок, а спусковой скобы нет. И поэтому револьвер нельзя крутить на пальце и не получится выполнить ни одного ковбойского фокуса. Кроме того, этот револьвер самодельный, и у него очень тугой курок. Я до сих пор залечиваю рану, которую получил из-за него, потому что перед выстрелом приходилось бить ладонью по курку». У Экклза даже есть шрам на левой руке в доказательство его слов. «Я был весь в крови, но кадр у нас получился и это главное. У нас была пара ребят, которые управлялись с лошадьми, и пара экспертов по ковбойским делам, так вот один из них подошёл ко мне, посмотрел на мою руку и сказал: «С боевым крещением». Надеюсь, у нас ещё будут серии-вестерны», – заключает Экклз.

Падалеки тоже с радостью бы вернулся, даже несмотря на то, что снимали вестерн у чёрта на куличках. «Эта съёмочная площадка – самая дальняя из всех, где нам приходилось снимать. Быть может, вы её узнали, она была и в приграничном городе во втором сезоне, там в меня воткнул нож Алдис Ходж (который играл одного из «Особых детей» - Джейка Талли)». Тогда мы использовали эту площадку для города-призрака, а теперь – для Санрайза в штате Вайоминг, так что её немного изменили. Она находится очень далеко, от моего дома в центре Ванкувера до неё добираться часа полтора. И даже несмотря на то, что дорога туда и обратно занимает три часа, мы с Дженсеном были согласны мотаться туда хоть каждый день. Меня это не останавливало, потому что мы работали с лошадьми и носили ковбойские сапоги. На мне и сейчас ковбойские сапоги! Я полжизни носил ковбойские сапоги. Мне разрешили надеть ковбойскую шляпу и огромную пряжку на ремень. Мы, два техасских парня, играемся в вестерн в настоящем городе Дикого Запада, будто дети малые. Было очень весело».

Они путешествуют во времени на Дикий, Дикий Запад, ломают четвёртую стену, сражаются с феями и… обезглавливают драконов. Шестой сезон полон забавных моментов, о которых нельзя не вспомнить во время разговора с актёрами. «Моей любимой сценой из всех, снятых в шестом сезоне, была сцена, когда мне пришлось вытаскивать меч из камня, – говорит Экклз, - там вообще ничего этого не должно было быть, в сценарии не было ничего подобного. Там было написано, что Дин пытается достать меч, но тот не вытаскивается, Дин пытается снова, но опять ничего не получается, и он сдаётся. Я забрался на камень и устроил настоящий цирк, мы с Филом (Фил Сгричча – режиссёр серии) переглянулись и подумали, что тут есть над чем посмеяться. Я знаю, что когда съёмочная группа едва сдерживает смех, – значит, сцена удалась. Было здорово».

Конечно, смотреть было так же весело, как и снимать, и это может подтвердить любой, кто видел эту серию. Впрочем, смотрели её не только простые зрители. «Мы работали, когда эта серия вышла в эфир, но мы успели на показ для восточного побережья, – делится Экклз, - мы с Джаредом побежали к нашим трейлерам между съёмками и стали смотреть, а когда дело дошло до этой сцены, он заставил меня прокрутить её два или три раза. Его просто штырило от неё!»

Какой бы лестной ни была такая реакция для Экклза, были ещё два человека, которых удалось рассмешить этой сценой. «Если мне удаётся рассмешить отца и Боба Сингера, можно считать, жизнь удалась, – говорит он, – мой отец большой любитель скетчей, и моё детство в доме родителей прошло в окружении Стива Мартина, Шеви Чейза, «Розовой Пантеры» и «Монти Пайтона», я рос среди фарсовых комедий, над которыми он всегда смеялся. По-моему, та сцена как раз была в подобном духе, и я старался выжать из неё всё возможное».

«Мне нравится, когда в одном и том же персонаже присутствует и комедия и драма, - объясняет Эклз, – мой персонаж из «Сверхъестественного» как раз такой и есть. Да и я сам бы не хотел, чтобы он только и делал, что переживал, расстраивался и тосковал, мне нравится, что у Дина есть и светлые моменты в жизни. Мне нравится находить комедийную жилку в Дине, потому что Дин по натуре совсем не комедийный персонаж, но я думаю, что в этой роли многое можно обыграть с юмором».

Падалеки серия нравилась не только комедийными моментами, привнесёнными Экклзом. «Она мне понравилась из-за драконов. О них знают во всём мире, всем известно, что драконы огромные, у них есть крылья и чешуя, у них есть хвост, они убивают рыцарей и изрыгают пламя. А мне нравится, как перевернули эту легенду. Быть может на самом деле драконы вовсе не такие, может они жили среди нас тысячи лет, а потом кто-то сочинил о них миф. Сначала кто-то говорит: «У этого парня рост шесть футов», а дальше пошло-поехало: «О, рост у него шесть с половиной футов!» и: «Да он ростом целых семь футов!» Так и рождаются легенды, люди пересказывают их друг другу, и они обрастают фантазиями, как снежный ком. Вот мне и понравилось, как драконы у нас представлены в виде людей, имеющих драконовские силы. По-моему, сценаристы поступили очень умно, взяв всемирно известный миф и обыграв его по-своему в «Сверхъестественном» мире. Меня разбирает гордость за них, я думаю, что получилось здорово».

Несмотря на то, что, без сомнения, серия про драконов одна из самых веселых, Падалеки говорит, что «серии «Весь мир – театр», вестерн и серия про фей не менее смешные. Обычно «Сверхъестественное» – очень мрачное шоу, в нём либо ты кого-нибудь убиваешь, либо тебя кто-нибудь лишает жизни, либо в кого-то вселяется демон, поэтому снимать подобные серии особенно интересно. В серии с феями было забавно играть бездушного Сэма, находящегося в блаженном неведении, но пытающегося поступать правильно. Разговоры об НЛО, о том, существуют ли они на самом деле, беседы об эльфах и феях в трейлере дамочки, а тут ещё Дзинь-Дзинь вокруг летает… В этом году некоторые серии были особенно забавными, и серия про фей побила рекорды. Мне понравилось, что её сняли в стиле «Секретных материалов», вплоть до вступительной музыки, кругов на кукурузных полях и т.д. Мне очень понравилось сниматься в ней».

И Экклзу тоже понравилось, но он не верит, что его похищение якобы инопланетянами будет пробным камнем для введения в сериал в седьмом сезоне настоящих космических пришельцев. «Я не думаю, что мы зайдём так далеко и будем снимать про пришельцев, – предсказывает он, – хотя, конечно, никогда не знаешь заранее. Спроси вы меня в прошлом году, будем ли мы иметь дело с феями и драконами, я, скорее всего, подумал бы, что вы выжили из ума».

Так что теперь уж и не знаешь, чего еще ожидать от «Сверхъестественного». И именно за это мы его и любим.

ПереводЗлюка

Комментарии Подписаться на обновления

2011-08-02 10:40:14
1. Анна

Спасибо за перевод!)))

2011-08-02 15:48:54
2. ТЕЕ

Порадовали! Спасибо!

2011-08-22 14:09:41
3. DarkHaze

Я знал что ребята они веселые. И хорошо что есть настрой продолжить 7 сезон )

Сообщение появится после модерации

Не введено имя
Длина имени превышает 32 символа
Длина e-mail превышает 32 символа
E-mail не соответствует формату
Длина URL превышает 60 символов
Не введено сообщение
Длина сообщения превышает 1024 символа
Длина слова в сообщении превышает 50 символов
Не введен код безопасности
Неверный код безопасности