САЙ-ФАЙ ФЕЕРИЯ

Дейв Элси, Вирджиния Хей, Керрин Джексон и Колин Вейр

В 1987 году это был «Стар трек: Новое поколение», в 1994 – «Вавилон 5». Сейчас грим в сай-фай снова поднялся на качественно новый уровень благодаря нашумевшему телесериалу Фарскейп. В четвертом сезоне Фарскейп представил нам сногсшибательную коллекцию фантастических персонажей, созданных всевозможными способами от декоративной косметики до аниматроники.

Для тех, кто ещё не втянулся: сериал Фарскейп повествует о приключениях астронавта Джона Крайтона, чей модуль затянуло в червоточину и выплюнуло в удаленной части Вселенной. Он оказывается на живом корабле с группой заключенных пришельцев: лаксианским воином Д’Арго, дельвийской жрицей Заан, жабоподобным Райджелом, бывшим миротворцем Айрин Сун и Пилотом – существом, симбиотически сращенным с кораблем.

Задача населить эту новую Вселенную выпала компании Джима Хенсона, которая уже сделала нескольких персонажей в Лондоне, однако нуждалась в специалисте, чтобы присмотреть за ними в Австралии, где должны были проходить съемки сериала. Так появился Дэвид Элси, который работал для таких компаний как Image Animation, Lyle Conway и Henson незадолго до открытия собственной мастерской в Лондоне в начале 90-х. Элси как раз искал новые возможности поднять свой профессиональный уровень, когда телефонный звонок перевернул всю его жизнь. «Все мои приятели как раз закончили работу над «Бейбом» и приступили к «Бейбу-2», - рассказывает Элси. - Я в то время был в Шотландии, стоял под дождем на съемочной площадке Gregory’s Girl 2 и вопрошал: «Почему мне никогда не предлагают ничего подобного?». Я вернулся в свою мастерскую, и на следующей неделе мне позвонил Джейми Картер. Он сказал «Я давно наблюдаю за вашей работой. У меня есть один проект в Австралии, он будет длиться примерно год. Возьметесь за работу?». Я уже знал про этот проект, который сейчас называется Фарскейп. Я приехал к ним в мастерскую, и он показал мне, что у них было на тот момент - эскизы Райджела, Пилота и Д’Арго. Съемки сериала должны были начаться примерно через месяц, и я сказал, что должен подумать, ведь это подразумевало переезд, и мне надо было уговорить мою жену. Тогда никто не упомянул тот факт, что там, возможно, будет множество новых созданий. Это выглядело как перспектива нянчиться с тем, что уже наполовину сделали Хенсоны, и не предвещало ничего особо интересного».

«Я спросил Хенсонов, будут ли в шоу ещё пришельцы, и они сказали: «У нас ещё нет сценария, но, возможно, придется немного поработать сверх плана». И, конечно же, на первой же неделе моего пребывания, когда я пришел на встречу, мне сообщили: «Они (персонажи) приземляются на торговой планете», я спросил: «И что там, на торговой планете?», они ответили: «Пришельцы», тогда я спросил - сколько именно, а они: «Ну… это будет массовая сцена» - а мы должны были начать съемки уже через три недели!

Первое, что я сделал – помчался обратно в мастерскую и вскрыл все коробки от Хенсонов, чтобы убедиться, что, по крайней мере, ключевые куклы были уже готовы. Но все ещё было на стадии кусочков. Практически ничего не было доделано до конца. Пилот был почти собран, но руки у него не работали; Райджел был кучей паззлов, а Д’Арго до сих пор находился на лепке в Лондоне. За неделю до съемок мы впервые собрали Д’Арго целиком, это была по-настоящему впечатляющая работа. Потом на нас неожиданно свалилась Заан – персонаж, который, как я думал, будет полностью на совести гримеров, но те сказали: «Мы не знаем, что с ней делать». В конце-концов Вирджинии пришлось побрить голову, мы сделали для нее синий грим и придумали рисунок на голове. Также мы сделали ей уши, и я выбрал контактные линзы. Лесли Вандерволт (главный гример) нарядил ее во все это и заставил выглядеть просто фантастически. С самого начала нам стало ясно, что не видать нам передышки как своих ушей: пришельцы в этом сериале появлялись каждую неделю. Затем я встретился с Дэвидом Кемпером, продюсером, он взглянул на несколько моих старых рисунков и сказал: «Здорово, я напишу серию специально для этого персонажа, если ты сможешь его создать!». Вот так вот Фарскейп и начал расти, превращаясь в невероятную мечту и сущий ночной кошмар за всю мою карьеру».

Элси вспоминает, что первые недели съёмок висели на волоске, и он был немного разочарован тем, что творилось в Creature Shop. «Я чувствовал, что у меня не хватает времени, чтобы что-то сделать, - вспоминает он. – Я никого не знал в Австралии, а все материалы и техника, с которой мне было удобно работать, – все это полетело псу под хвост, потому что у них были разные названия и коды, отличные от тех, к чему я привык, так что я совсем растерялся. Было трудно заставить все работать, да и австралийская жара портила весь силикон и стекловолокно, которые мы использовали. Ничего не получалось так, как надо, но мы все ещё были полны энтузиазма делать это шоу. Мы сыпали идеями, постепенно привыкали к новым материалам, вливались в коллектив и всё начало становиться на свои места».

Одним из поворотных моментов сериала стало появление Скорпиуса, бледнолицего инопланетного злодея, которого играет Уэйн Пигрем. Это был первый главный персонаж, которого Элси пришлось создавать с нуля и результаты оказались, по меньшей мере, впечатляющими. «Единственным его описанием было что-то типа: «Скорпиус – это кто-то вроде злого мистера Спока», но я хотел сделать его ещё более зловещим, так, чтобы при первом же его появлении на экране люди сказали: «О, это плохой парень!». Я пересмотрел кучу смертей с косами (Кощеев Бессмертных ;), множество черепов, Питера Кашинга в роли барона Франкенштейна и всех плохих парней, которых мог припомнить. Я заимствовал его черты у всех этих персонажей. Первоначально на эту роль хотели взять Брюса Спенса, который играл пилота вертолета в «Сумасшедшем Максе». Это была очень интересная перспектива, он хорошо подходил под мои рисунки, но они передумали и пригласили вместо него Уэйна Пигрема. Я никогда не встречал Уэйна и решил, что мне следует его увидеть и рассказать, что мы собираемся сделать. После того, как мы сняли слепок с его головы, я рассказал ему о моих замыслах, он все понял и рассказал мне, как он хочет его сыграть. А потом мы приняли ещё одно очень важное решение».

Этим решением было использовать при создании Скорпиуса полупрозрачные материалы - шаг, который с того момента изменил все, что делали Элси и его коллега Колин Вейр. «Мы отказались от желатина и перешли к силикону, но нам не понравилось ни как он держался на коже, ни сам процесс приготовления форм. Мы перепробовали практически всё и в конце-концов пришли к тому, что сейчас называем «Хотфлеш».

«Я хотел, чтобы Скорпиус был по-настоящему бледным, с практически белой кожей, но по прошлому опыту знал, что подобный грим будет выглядеть матовым. Он будет похож на клоуна, если не сделать все правильно. Я сказал, что было бы здорово, если бы грим был белым, но одновременно полупрозрачным, чтобы это выглядело как настоящая кожа. Так мы и сделали. Я помню, как в то утро по дороге на работу подумал: «А это вообще приклеится?». Но все получилось как надо, и когда Уэйн вышел на съемочную площадку, все столпились вокруг него. Осветитель сделал несколько тестов и сказал: «Невероятно, насколько же правдоподобным может быть грим!». Это был настоящий успех».

Хотя термоплавкие виниловые материалы используются на протяжении многих лет, Элси считает, что Хотфлеш обладает поистине огромным потенциалом. «Мы использовали и пену, и желатин, и силикон, но эта штука превосходит их все. Он не только легко наносится и держится так же хорошо, как и пена; края идеально сохраняются в течении целого дня, их также можно смешивать, что плохо получается с силиконом. В отличие от силикона, его также можно повторно использовать: просто расплавьте и пользуйтесь. Ещё его можно раскрашивать обычной косметикой или акриловыми красками, и всё это ложится на него точно так же, как и на пену, чего, опять-таки, не происходит в случае силикона».

С того момента, как Элси наладил работу Creature Shop, его следующей задачей стало усовершенствование некоторых изначальных персонажей. «Я легко мог улучшить кукольных персонажей, но так как они уже были вовлечены в съемки, мне пришлось постепенно изменять их в течение всех сезонов, особенно это заметно во втором. Брайану не нравилось, что Д’Арго был слишком светлым, он хотел сделать его гораздо более темным и загорелым, потому как чувствовал, что светлый он слишком похож на маску из латекса, и я согласился. Пилот был очень хорош, улучшать в нем было практически нечего, а вот что касается Райджела, то тут мы переделали всё. Также, я хотел усовершенствовать механизмы, так что мы полностью переделали эту куклу и запасную куклу тоже».

«Со Скорпиусом тоже была проблема, потому что когда мы сменили студию, все слепки куда-то исчезли. Мне пришлось создавать его заново, заодно я переделал Д’Арго, сделал его детали более тонкими, более подвижными. К тому времени я уже хорошо знал материалы и людей, так что работа шла семимильными шагами. С момента появления Скорпи шоу приобрело более мрачную направленность, это отразилось и в сценариях, и в наших дизайнах».

Когда начались съёмки четвертого сезона Фарскейп, команда Элси продолжала самосовершенствоваться с каждым эпизодом. «Мы всегда старались с каждым разом делать всё более качественную работу. Теперь я с трудом смотрю первый сезон, потому что все, что я вижу – это то, как нам тогда было трудно, как мы пытались устоять на ногах. Думаю, к концу сезона результаты нашей работы стали выглядеть получше, но все равно это были лишь попытки остаться на плаву. Пока этот [четвертый] сезон – самый удовлетворительный, но у нас до сих пор остается в запасе лишь десять дней, чтобы все подготовить. Можно сколько угодно спорить с продюсером или режиссером о том, как это должно выглядеть, но через десять дней ты должен быть на площадке с готовым результатом. Это может быть все, что угодно: от искусственного носа до полноценного существа. Приходится крутиться».

Многие могут подумать, что в четвертом сезоне работать стало гораздо легче: ведь Creature Shop понаделал кучу существ и запасных деталей, которые можно использовать в следующих эпизодах. «Вы так и подумали, не так ли? – смеется Элси. - Но до сих пор мы не допускали ничего подобного. Когда нас просят сделать нового скарранина, то мы считаем, что должны создать именно НОВОГО скарранина. Мы использовали одну и ту же скарранскую голову не раз, но в каждом случае меняли ее механизм и почти всегда создавали новый костюм, или новое тело, или новые руки.

К тому же, не многое из ранее сделанного проживает достаточно долго, потому что, хотя у нас вполне приличный бюджет, он ещё далек от бюджета полнометражного фильма, и мы стараемся перерабатывать то, что уже не нужно. После съёмки серии мы снимаем с наших созданий кожу и забираем полезные части. Не думайте, что у нас кладовки набиты скарранами и другими персонажами, на самом деле мы никогда не используем один и тот же объект дважды».

«Честно говоря, когда они возвращают назад какого-нибудь персонажа, то для нас это отличная возможность его усовершенствовать. Может, мы сделаем для него новые слепки, или раскрасим его как-нибудь по-другому, или сделаем другие волосы. Соблазн не мучаться и сделать все, как было, обычно приводит к целому вороху новых проблем. К тому же, делать как было не имеет никакого смысла. В общем, это настоящий геморрой, но то, что, в конечном счете, мы видим на экране, стоит всех наших экстрамучений».

Элси также высоко оценивает труд гримеров, у которых была не менее тяжелая работа в сериале. «Очень трудно еженедельно создавать пришельцев, если все, что ты имеешь под рукой в качестве инструментов – аэрозоль и кисточка.

В работе над гуманоидными персонажами можно использовать лишь разнообразные пятна и окраску. Думаю, в этом шоу мы перепробовали всё, что только можно. Очень трудно создать что-то стоящее лишь при помощи одного грима, и в первом сезоне мы так хорошо поработали над Заан, что так и не смогли повторить тот узор на ее голове. На самом деле мы категорически отказались от использования ткани-шаблона, через которую мы все это напыляли, потому что это было слишком хорошо. С тех пор это, наверное, стало одним из самых серьёзных испытаний, и хотя мы ещё иногда вмешиваемся в процесс, гримеры, в основном, справляются с ним самостоятельно».

Оглядываясь на четырехлетний путь, пройденный вместе с Фарскейп, Дэвид Элси считает четвертый сезон самым удачным из всех, что были до этого, но, однако в будущих эпизодах надеется продвинуться ещё немного дальше. «Что я хочу сделать больше всего на свете – так это полнометражный фильм по Фарскейп. Хочу делать то же, что и сейчас, только чтобы у меня было больше времени на подготовку. Ещё мне бы хотелось отделить подготовительный этап от самих съемок – как, вообщем-то все обычно и делают - потому что когда ты создаешь персонажей и снимаешь одновременно, то зачастую просто нет времени остаться на площадке и проследить, чтобы все шло идеально. Так что, да – я очень счастлив и полон идей, до сих пор это были замечательные четыре года. Я по-прежнему жду, когда же у нас иссякнут пришельцы, потому что каждый раз, сидя перед живым актером с тюбиком клея, я думаю «А будут ли ещё пришельцы?». Пока есть.

Джо Назарро
Август-сентябрь 2002

Акна - скарранский министр с претензией попасть в императрицы. К поставленным целям идет по головам и по трупам. Однако, не всегда ее методы дают результат. Не глупа, но излишняя жестокость не идет ей на пользу... Подробнее...

Ищете субтитры? Они здесь!

Джон НЕ Крайтон и Даня aka Фрей сочинили-спели-записали уникальный, единственный и неповторимый, полностью раздолбайский
ГИМН СКАПЕРОВ
(он же - Фарскаповская застольная). Рекомендуется к прослушиванию всем, причем в обязательном порядке.

Нас мало, а страниц - много. Напишите о найденных на этой странице неполадках, и они будут рано или поздно исправлены.


© Команда Труляляны, 2006-2008 | Farscape is owned by The Jim Henson Company, Hallmark Entertainment, Nine Network (Australia) and the Sci-Fi Channel. No profit is being made from this site. Наверх
Литературный портал