ДЖОН РОБЕРТ КРАЙТОН МЛАДШИЙ

Джон Крайтон – простой американский парень, наш современник, и по совместительству астронавт, испытывал модуль собственной разработки. Но, по традиции, что-то пошло не так. Червоточина, полет в неизвестность, и через мгновение он уже на другом конце Вселенной и ни где-нибудь, а в самой гуще межзвездных боевых действий.

Волею судьбы, а если точнее – причальной сетью, его занесло на живой корабль – левиафан, который как раз совершал побег вместе с кучкой инопланетных арестантов.

Побег удался, а Крайтон быстро влился в коллектив, хотя первый контакт у Джона был не очень удачным. Сначала его атаковал ДРД (дроид), потом напугала синекожая дельвийская жрица, ужалил грозный лаксианский воин, оплевал хайнирский коротышка доминар, а апофеозом первой встречи в алиенами была здоровенная оплеуха девушки-миротворца, волею все той же причальной сети оказавшейся на борту этого корабля.

Что оставалось человеку, попавшему в мир, который не снился и Стивену Спилбергу? Попытаться не сойти с ума и не потерять присущего ему чувства юмора.

Почти сразу же Джону удалось побывать в роли инопланетянина, оказавшись на планете, где никогда не контактировали с представителями внепланетных цивилизаций. А вот доказать, что люди не низший вид, что они чуть умнее и немного более развиты, чем инфузория туфелька, на этом конце Вселенной было очень и очень трудно.

Левиафан с чудным именем Мойя, управляемый добродушным и услужливым пилотом с хорошим и легко выговариваемым именем Пилот, мчался по просторам галактики, улепетывая от злобных хомо-сапиенс, называющих себя миротворцами.

Не успев появится в здешних краях, Джон тут же нажил себе врага. Им оказался капитан командного крейсера миротворцев Байалар Крайс. По странному стечению обстоятельств, модуль Крайтона, вылетев из червоточины, столкнулся с праулером брата Крайса, в результате этого несчастного случая, ближайший и единственный родственник капитана перешел в мир иной, а Крайс решил, что делом всей его жизни будет поймать и порубить в капусту Крайтона.

Офицер Сун, объявленная Крайсом необратимо зараженной за длительное общение с землянином, была вынуждена присоединиться к команде беглецов. Вот так, те, которых она раньше призирала, стали ее товарищами.

Похоже, что Джон сразу проникся к этой суровой дивчине, которая не знала слов любви. Может быть, решающую роль сыграло то, что в этих краях миротворцы были единственными, кто более или менее похож на людей.

Джону повезло и при первой же встрече с командой Мойи, ему вкололи микробы-переводчики, поэтому языковой барьер не был ему помехой. Однако вот, разобраться, что да как работает на живом корабле, было совсем нелегко, но Крайтон парень сообразительный не даром обучался в Университете и не зря попал в космическую программу. Он не только освоил чудеса вражеской техники, но и усовершенствовал свой земной модуль модификациями с левиафана.

Через пол года странствий, когда Крайтон уже свыкся с тем, что, может быть, никогда не попадет домой, и за отсутствием психоанолитика, поверял свои мысли старенькому диктофону, Мойя столкнулась с небарийским тюремным транспортом. После чего экипаж левиафана пополнился юной серокожей особой, не разборчивой в вопросах морали, и половых связях. Она, как не трудно догадаться, поставила перед собой цель соблазнить нашего человека кремня, что, в конце концов, ей таки удалось… но об этом немножечко позже.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Длинные солнечные дни на Мойе Крайтон коротал за мечтами о возвращении на родную планету. Главную надежду он возлагал на червоточины, так как хорошо помнил, каким образом его занесло в этот причудливый мир алиенов. И пока левиафану удавалось удачно скрываться от Командного Крейсера Крайса, следующего за ним по пятам, Джон старался не пропустить ни одной близоткрывшейся червоточины. И, как-то раз, его поиски увенчались успехом, он наткнулся на червоточину, на другом конце которой виднелась… Земля!

Вне себя от счастья, и не особо долго думая, Джон прыгнул в свой модуль (для приличия предложив Айрин лететь с ним, но она тактично отказалась) и умчался в заоблачную даль, вернее, полетел вглубь нестабильной червоточины. Самые дерзкие надежды оправдались, и, приземлившись, Джон оказался на берегу океана. Но, не успел наш смелый астронавт вдоволь надышаться свежим воздухом и насладиться возвращением домой, как его схватили военные и принялись досконально изучать, подозревая в том, что он уже совсем и не землянин, и может быть необратимо заражен (Крайс обязательно бы с ними согласился).

Инопланетные друзья, обеспокоенные судьбой Джона, полетели на транспортном модуле вслед за ним, чтобы убедиться, что с ним все в порядке, но червоточина поглотила их и вынесла к матушке Земле, где ими тут же занялись все те же военные. Джон смиренно переносил все издевательства над собой, но когда дело коснулось его товарищей, в нем воспылал праведный гнев. Военным же было все равно, они препарировали Райджела, куда-то уволокли Д’Арго. Но Айрин им Джон не отдал. Вместе со своей боевой подругой Крайтон вырубил охрану, и сбежал с военной базы.

Все это время его морально поддерживал и во всем помогал отец. Какое же жестокое разочарование постигло Джона, когда он обнаружил, что, столь недружелюбно встретившая его Земля, на самом деле дело рук (вернее лап) инопланетян, прозвавших себя скромненько и со вкусом – Древние. А тот, кого он принимал за отца, на самом деле, один из этих существ.

В откровенной беседе «отец» признался Джону, что его раса ищет себе новый дом, где сможет мирно сосуществовать с обитателями планеты, где они поселятся. И целью этого эксперимента, было выяснить, как отнесутся люди к инопланетным соседям. Сконструировав мир, взятый ими из памяти Крайтона, древние поняли, что на Земле им рады не будут.

В этом всем была и парочка положительных моментов. Первое – Райджел и Д’Арго были живы и здоровы. Второе… вот уж и не знаю, хорошо это или плохо… но древние вложили в мозг бедолаги Джона знания о червоточинах. По всей видимости, своим поведением астронавт с планеты Земля, смог убедить мудрых алиенов, что он достоин владеть этими знаниями, и в случае, если он сможет раскопать их в своей голове (древние не стали рассказывать Крайтону о богатстве, которым он теперь владел), то сможет и правильно ими распорядиться.

Вернувшись на Мойю и продолжив путешествие по Неосвоенным территориям, Крайтон вновь попал в беду (это у него, да и у всех обитателей Мойи, очень умело выходит - находить неприятности на свою имму). На этот раз, на борту левиафана появилась группа спецназовцев-миротворцев, а вместе с ними в герметичном саркофаге прибыл и разумный вирус. Любопытство и жажда наживы небарийки Чианы, а вместе с ней и прожорливого Доминара Райджела XVI, сыграло злую шутку с экипажем Мойи и ее гостями. Вирус оказался на свободе и, перемещаясь из тела в тело, жестоко расправлялся с теми, кто стоял на его пути. Побывал вирус и в теле Крайтона, и не просто побывал. Руками Джона разумная инфекция совершила убийство врача-миротворца, которая была способна с ним справиться.

Вне всякого сомнения, экипаж Мойи во главе с Крайтоном справился с вирусом. Но тот, оказавшись в теле капитана миротворцев Ларака, напоследок серьезно ранил офицера Айрин Сун.

Древние хотели, как лучше, а получилось как обычно... Ничего не подозревающий Джон отравился на военно-научную базу Гаммак (о существовании и координатах которой он узнал от капитана Ларака), чтобы найти ткани от совместимого донора для раненой Айрин. Джон надел на себя форму миротворца, он решил воспользоваться сходством с себацианами и представиться там капитаном Ларком (благо Чиане удалось умыкнуть у миротворца его идентификационный чип).

И это Крайтону почти удалось, он обманул практически всех, кроме того, кто стоял во главе этой базы – Скорпиуса (запомните это имя!). Гений-полукровка мог считывать энергетический код личности и определил, что Джон совсем не себацианин.

Крайтона немедленно схватили, но он успел передать с Чианой на Мойю образец ткани, так что Айрин была спасена, а Джон с чувством выполненного долга занял место в излюбленном Скорпиусом кресле Аврора.

Неизвестно, какие извращенные мысли бродили в голове инженера, спроектировавшего это кресло, но с его помощью можно было извлечь из мозга подопытного мысли и образы всего, что он когда-либо видел. И процесс этот, надо сказать, был весьма и весьма болезненным.

И пока Скорпиус всеми силами пытался выяснить, на кого шпионит Крайтон, тот в свою очередь всеми силами пытался скрыть, что Мойя со своими сбежавшими из заключения пассажирами находится где-то совсем рядом - буквально рукой подать.

Но, от кресла Авроры ничего не утаишь, и Скорпиус довольно быстро извлек из измученного мозга Джона кучу сведений. Единственное, что, несмотря на неимоверные муки и адскую боль, удалось скрывать Джону, был поцелуй с девушкой - техником миротворцев. С ней Крайтон познакомился на полуразрушенном Командном крейсере «Зельбинион», где между Джоном и Джилиной возникли нежные чувства. Тогда, чтобы избежать участи опальной Айрин Сун, девушка вернулась к своим, не обмолвившись и словом о том, что общалась и вообще встречалась с кучкой беглых заключенных и злейшим врагом капитана Крайса.

Сведений про Джилину Скорпиус извлечь не смог, но, чуть не разрушив мозг Джона, извлек оттуда информацию в тысячу раз более важную – он узнал, что древние поделились с Крайтоном секретом червоточин.

Ох, как не повезло человеку, он оказался не в том месте, не в то время… Тема червоточин оказалась очень животрепещущей для Скорпиуса, он и сам в течение уже многих циклов изучал это явление и теперь горячо надеялся, что Крайтон по-хорошему (или при помощи зверских пыток) поделится с ним знаниями.

Крайтон и рад был рассказать все подобру-поздорову, да только для него самого было открытием, что знания, с помощью которых он мог вернуться домой, мирно существовали в его собственном мозгу. Но древние поступили мудро, затолкав эти знания так глубоко в подсознание, что без интенсивной терапии достать их оттуда было невозможно. Как ни старался Скорпиус, ничего путного от Джона он не добился. Джон был крайне истощен пытками, и Скорпиусу пришлось прервать экзекуции. Ведь, если Крайтон умрет – с ним исчезнут и столь желанные гением-полукровкой сведения.

В камере, куда Джона отправили восстанавливать силы перед новой порцией пыток, он знакомится с любопытным субъектом – на первый взгляд совершенно безумным банакским рабом по имени Старк. Баник обладает уникальной способностью сопротивляться креслу, и еще умеет облегчать боль ближнего. А последнее, как раз то, что требовалось Джону, ведь ему предстояла новая порция пыток.

Джилина, поцелуй с которой Крайтон так тщательно скрывал, нынче служила на базе Гаммак и как могла старалась помочь Джону. Сначала она достала для него образец ткани, а когда Джона схватили, помогла ему добиться передышки в пытках. Пользуясь тем, что как техник она может беспрепятственно возиться с креслом, девушка что-то изменила в нем. И когда Крайтон по ее настоятельному требованию припомнил их поцелуй, на экране кресла Авроры появились образы того, что никогда не происходило в действительности. И главным персонажем на этот раз был Крайс.

Пока внимание Скорпиуса переключилось на Крайса, и тот занял почетное место на Кресле Авроры, а Крайтон приходил в себя в камере, экипаж Мойи не дремал и готовил спасательную операцию. Айрин, как только ей немного полегчало, уже рвалась в бой. К ней присоединились Заан и Д’Арго. И спасение не заставило себя ждать.

Друзья выручили Джона, а вместе с ними и баника Старка, который еще появится на жизненном пути Джона и его товарищей…

Долго ли или коротко, но, пытаясь спастись от дышащих в спину миротворцев, наши друзья легким движением руки, вернее, транспортного модуля, начиненного взрывчаткой, на прощение взорвали любимое детище Скорпиуса - базу Гаммак (ну вы же понимаете, ничего личного). Та, на свою беду, находилась на маслянистой поверхности луны.

Не смотря на то, что Джон и Д’Арго были готовы пожертвовать собой, ведь это они устроили террористический акт на базе Гаммак, Айрин все же удалось их спасти, они воссоединились с командой Мойи и улизнули из-под самого носа у Скорпиуса. Казалось бы, все счастливы, жить бы им дальше и добра наживать, но от Скорпиуса так просто не уйдешь. Гений-полукровка поняв, что пытками ничего не добиться, засунул Крайтону в голову нейрочип с нейроклоном своей личности, который время от времени возникал в воспаленном мозгу землянина уродливой галлюцинацией.

О том, что у него в голове находится чип, Джон узнал гораздо позже – почти цикл спустя. Все это время ментальный клон личности Скорпиуса, засевший у Крайтона в мозгу, постепенно сводил его с ума. Скорпиус был терпелив, все это время он выжидал, не теряя человека из виду, он твердо знал, что рано или поздно Джон и его знания окажутся у него в руках.

Скорпиусу почти удалось заполучить Джона, обменяв его на сына Ка Д’Арго – Джоти, но Крайтон вновь улизнул от своего злейшего врага, конечно же, не без помощи верных друзей. Во время недолгой, но плодотворной встречи со Скорпиусом в Теневом хранилище, Джон осознал, что влияние нейроклона на его личность очень велико. Как бы не хотелось ему расправиться со Скорпиусом, у него уже не было на это моральных сил.

Вернувшись на Мойю, Джон понял, что почти совсем не может себя контролировать, и попросил Д’Арго его убить. К счастью, мало кто на левиафане прислушивался к тому бреду, что нес Джон. Вместо этого его друзья нашли медицинскую лабораторию, где могли удалить чип из его головы.

Услужливый доктор Диагносанин был готов, за небольшое вознаграждение (парочку десятков тысяч кредитов), в любой момент извлечь чип из мозга Джона, но оказалось, что клон, которому Джон дал имя Харви, уже собрал всю необходимую ему информацию по червоточинам и взбунтовался, окончательно взяв под контроль мозг хозяина. В безумном порыве, стремясь покончить со своими страданиями и сдаться на милость Скорпиуса, Джон убил Айрин, когда та попыталась его остановить. И только самопожертвование Заан, помогло вернуть к жизни возлюбленную Крайтона.

Диагносанин все-таки смог извлечь нейрочип, из мозга Джона, но тут, как нельзя вовремя, подоспел Скорпиус, которому чип и достался, а Крайтону на память остался Харви.

Но видимо судьба решила, что всех этих злоключений было мало, и как-то раз, когда Джон, Д’Арго, Чиана и Джул, летали куда-то по делам, у них сломался транспортный челнок. А когда его удалось починить, и они направили его к левиафану, то с ужасом обнаружили, что это не Мойя. На умирающем левиафане – Ровху, Крайтона ждал очередной сюрприз. Команда Ровху состояла из безумных существ, поедающих друг друга, плота и сам корабль. А командовал этой шайкой мрачный тип по имени Каарвок, обладающий любопытным приборчиком, позволяющим делать из одного существа двух совершенно одинаковых…И вместо одного Крайтона на Мойю вернулось два.

Команда Мойи была немного ошарашена - где Крайтон, а где его клон, теперь, поди, разберись! Но зато, одного Крайтона можно было оставить себе, а второго, если потребуется, отдать Скорпиусу или Крайсу. Так они и поступили, и одному из Крайтонов пришлось отправиться на Талин (сын Мойи) к Крайсу (который стал уже своим в доску), а вместе с ним покинули Мойю Райджел со Старком и Айрин.

И пока оставшийся на Мойе Крайтон мучался от ревности, и интенсивно изучал червоточины, у второго Крайтона на Талине развивался бурный роман с Айрин.

Тем временем на политическом небосклоне этого конца Вселенной замаячила еще одна раса, мечтающая о власти над галактикой и тоже всерьез интересующаяся червоточинами - скарране. Их огромный корабль дредноут, скачав данные о червоточинах из компьютера одной безответственной дамы-механика, явно не собиралась использовать их в мирных целях. Пришлось Джону под номером два, пожертвовать своей жизнью, чтобы столь мощное оружие не попало в лапы агрессивной ящуроподобной расы.

Команда Мойи вновь воссоединилась. Но Джону под номером раз, с нетерпением ожидавшему возвращения Арин, не повезло. Она только что похоронила любимого и считала Крайтона, оставшегося на Мойе лишь жалкой поделкой, копией того, кто умер у нее на руках. Как ни старался Джон вернуть расположение Айрин, все его попытки были тщетны, она не хотела с ним даже разговаривать.

Чтобы как-то скрасить одиночество, Джон придумал план – дабы сохранить во Вселенной равновесие, нельзя допустить, чтобы кому-то из сильных мира сего досталась технология червоточин. Джон номер два расправился со скарранским дреноутом, а Джон номер один решил оставить с носом Скорпи, который уже далеко продвинулся в исследованиях червоточин.

Притворившись, что хочет помочь, Крайтон с друзьями проникли на базу Скорпиуса. Гений-полукровка день и ночь корпел над уравнениями, которые извлек из нейрочипа, собравшего информацию в мозгу у Джона. Дело шло не очень хорошо, эксперименты проваливались один за другим, и от пилотов, пытавшихся пролететь через червоточину, оставался лишь сиреневый кисель. Скорпиус с радостью согласился принять помощь от Крайтона, и эта была его роковая ошибка, впоследствии стоившая ему не только карьеры, но чуть не лишившая жизни.

Разумеется, помогать Джон не собирался, а искал пути саботировать программу. Но кроме старого доброго способа ничего другого ему в голову не пришло… и на этот раз Скорпиус лишился Командного крейсера.

Казалось бы, все беды прекратились, злейший враг повергнут, и экипаж Мойи стал готовиться к возвращению домой. Джон был в смятении, он не мог вернуться на Землю, а его друзья улетали. И Айрин, та, которую он любил больше жизни, не захотела с ним остаться. Она сказала, что один раз уже видела, как Джон умер и не сможет дважды пережить такое. Судьба вновь повернулась к Крайтону спиной. Айрин улетела.

Беда никогда не приходит одна. Джон, в растрепанных чувствах сел на модуль и вывел его наружу. И тут же в его подсознании возник Харви, который по-дружески открыл ему то, что последние несколько арнов пыталась сказать Джону старушка, спасенная им с разрушенного Командного крейсера миротворцев. Айрин беременна.

И едва Крайтон осознал услышанное, как рядом с Моей раскрылась червоточина и поглотила её. А Джон остался один дрейфовать в бездонном космосе. С кислородом на исходе. И почти без топлива.

Вы думаете все - человеку кранты? А вот и нет, американские парни в воде не тонут и в огне не горят. На счастье Джона, на священное кладбище прилетел умирающий левиафан, мечтой которого было спокойно закончить свои дни в священном месте (после встречи с Джоном это ему уже не светило). Илак, так звали этого левиафана, и его пилот подобрали Крайтона. И стал Джон жить-поживать, самогонку попивать, да формулами червоточин исписывать все, что под руку попадалось – стены, ящики, коробки и прочую утварь.

Крайтон был готов закончить свои дни вместе с Илаком, ведь у модуля не было топлива, а на левиафане - ничего, что могло его заменить. Но этому не суждено было случиться. В его жизнь стремительно ворвалась рыжеволосая инопланетянка, эксперт по левиафанам, а вслед за ней появились неприятные типы - грудеки, они охотились за левиафанами, чтобы собирать с них ценную ткань таубрей.

Дело запахло жаренным, но почти сразу за грудеками на борт левиафана прилетели Чиана и Райджел. Они сообщили Джону, что после взрыва на Крейсере, за каждого из команды Мойи объявлено огромное вознаграждение, что крайне затрудняет жизнь на бескрайних просторах Вселенной. Встретив друзей, Джон преисполнился оптимизмом, и ему не составило труда придумать очередной хитроумный план, чтобы избавиться от гудеков.

Благополучно разобравшись с охотниками за таубреем, и приняв в компанию своенравную и горделивую Сикозу, Джон с друзьями отправляется на Арнесск, где их уже ждут Джул, Д’Арго и Норанти, активно помогающие соплеменникам Джул в археологических раскопках. Ну что ж, на Арнесске появился Крайтон – жди беды. И она не заставила себя долго ждать.

Вслед за землянином на планету прилетели Миротворцы, для которых поймать неуловимую команду Мойи с Крайтоном во главе, было уже делом чести. Теперь эстафету переняла сексуальная Грайза, а Скорпиус уже не на коне, теперь он на цепи, и Грайза держит его на коротком поводке.

Джон уже встречался с Грайзой на Командном крейсере и нельзя сказать, что он проникся к ней нежными чувствами. Однако способы допроса Грайзы оказались более действенными, чем методы Скорпиуса. Под неотразимыми чарами команданта, Джон выложил все, что знал о червоточинах, и о том, почему им так интересуются злейшие враги миротворцев – скарране.

Грайза была готова на многое, чтобы угодить Крайтону и переманить его на свою сторону. Она приказала расстрелять Скорпиуса, чтобы Джон не думал, что она действует по его указке. Но ни Грайза, ни ее предложения не заинтересовали землянина. Он (не без помощи друзей) нашел способ сбежать из-под самого носа миротворцев. Между делом, вернув планете былой вид, и разбудив от двенадцатитысячецикловой спячки обитавших когда-то здесь жрецов.

Долго ли, коротко ли, но Джон с сотоварищами вернулся на Мойю, где его ожидал очередной сюрприз. Вернулась Айрин… но не одна, вместе с ней на борту левиафана оказался злейший враг Крайтона – Скорпиус, чудесным образом восставший из могилы. Арин взяла с Джона обещание не причинять вред Скорпиусу, сказав, что тот спас ей жизнь.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Акна - скарранский министр с претензией попасть в императрицы. К поставленным целям идет по головам и по трупам. Однако, не всегда ее методы дают результат. Не глупа, но излишняя жестокость не идет ей на пользу... Подробнее...

Ищете субтитры? Они здесь!

Джон НЕ Крайтон и Даня aka Фрей сочинили-спели-записали уникальный, единственный и неповторимый, полностью раздолбайский
ГИМН СКАПЕРОВ
(он же - Фарскаповская застольная). Рекомендуется к прослушиванию всем, причем в обязательном порядке.

Нас мало, а страниц - много. Напишите о найденных на этой странице неполадках, и они будут рано или поздно исправлены.


© Команда Труляляны, 2006-2008 | Farscape is owned by The Jim Henson Company, Hallmark Entertainment, Nine Network (Australia) and the Sci-Fi Channel. No profit is being made from this site. Наверх
Литературный портал