ВОЙНА МИРОТВОРЦЕВ: Часть 1

Дословный пересказ по мотивам мини-сериала Farscape от нашей неподражаемой сказительницы Дани aka Фрей

В начале фильма нам показывают Крайтона – с разных ракурсов, вид справа, вид слева, вид сверху, крупный план. Крайтон лежит в кроватке с модным черным одеялом, освещен прожекторами, признаков жизни не подает и основательно покоцан, а за кадром голос, принадлежащий, без сомнения, Айрин Сун, горестно недоумевает и возмущается по этому поводу, а также между делом говорит о том, что война закончилась. Какая война и кто так попортил физию нашему Джонни? – недоумеваем и мы. Прожектора и сыплющиеся с каких-то проводов искры гаснут, и история начинается…

Начинается она умилительнейшей картинкой. По дну океана шныряет Райджел, отыскивая какие-то красноватые штучки и с аппетитом их заглатывая. К нему подплывает любопытная рыбка… Не повезло рыбке. Затем Райджел выныривает на поверхность, где его ждет лодка с Д’Арго и лопоухой бабулей на борту. Охая и покряхтывая, Райджел изливает содержимое всех своих желудков – те самые штучки – в любезно подставленное ему ведро. Бабуля шустро раскладывает полученный материал в две кучки – оказывается, это Айрин и Крайтон, декристализованные гостеприимными обитателями водной планеты. Где, собственно, чей кусок, Бабуля определяет на вкус. А ведь Райджел… Брррр!

Сопровождаемые дружелюбными аборигенами (люди как люди, только лица у них симметрично расчерчены и даже, похоже, надрезаны вдоль и поперек), наши герои плывут на остров, скрытый за специальным защитным куполом, дабы сверху планетка казалась ну совершенно необитаемой. У местных жителей явная паранойя, Старка на них не хватало… Тут с неба сваливается, точнее, быстро снижается ржавая посудина, из которой поочередно выкатываются: Чиана, наглый старикан Гранчлик, тот, кого не хватало на жителей этой планеты и странная особь с огромной лысой головой, которую так и хочется пробить кирзовым сапогом, и длиннющими пальцами на руках, которые так и хочется переломать. Особь оказывается диагностом, давшим, между прочим, Чиане новые глаза – то ли он их у кошки позаимствовал, то ли у козы, но впечатляет. Далее следуют взаимные объятия, визги, писки – в общем, это неинтересно.

На протяжении всего этого времени в мрачном безвоздушном пространстве два космических флота долбят друг друга с переменным успехом. Как выясняется, один из флотов скарранский (один мой близкий друг удачно обозвал их окунями-мутантами), а другой миротворческий. Причем первыми напали миротворцы, а конкретно – душка Скорпиус. Канцлер Марек читает ему нотацию о бесполезности и даже вредности беспричинного нападения на заведомо более сильного противника, но нотация бесследно испаряется где-то на полдороге к ушам Скорпиуса. Кстати, а есть ли они у него? Надо пересмотреть… Ах, да, все сие означает начало войны скарран с миротворцами, последней войны эпохи, как с пафосом выкрикивает уязвленный полным игнором со стороны Скорпиуса канцлер.

Диагност заново собирает Айрин и Крайтона из кристаллов. Едва ожив, влюбленная парочка пытается перестрелять спасителей, так что им приходится объяснить, что произошло-де недоразумение и никто никого декристаллизовывать не хотел, просто так получилось. Крайтон, в свою очередь, рассказывает расчерченным аборигенам душещипательную историю своей многотрудной жизни и разъясняет, что они выбрали на редкость неподходящий момент для разбирания непрошеных гостей на бижутерию, поскольку он, образно говоря, «только жениться собрался», а также собрался родить посредством Айрин сына… Однако тут выясняется, что никаких посторонних предметов типа детей у Айрин внутри нет – диагност готов подтвердить это под присягой. Назревает новая потасовка, у бедного диагноста от ужаса трясутся очки, пальцы ему вот-вот переломают… Но все обошлось как нельзя лучше. Просто в каком-то желудке Райджела застрял один из кристаллов и то ли разварился, то ли прижился – короче, теперь Райджел беременный, вынимать из него чужое чадо по каким-то медицинским соображениям ни в коем случае нельзя и к тому же диагност вообще, похоже, смутно представляет себе, как это можно сделать. Все счастливы.

Учуяв ожившего Крайтона, Скорпиус безо всяких колебаний дезертирует и отправляется за компанию со своей подружкой Сикозу на его поиски, оставив флот миротворцев скарранам на беспрепятственное дальнейшее раздолбание. Нельзя сказать, что канцлер Марек сильно радуется по этому поводу. Не радуется и Грайза, подлая (это у ней на макияже написано) и беременная (вот вам ваша политкорректность!).

Под подозрительными взглядами нервозных аборигенов и жалобным взором непорочно зачавшего Райджела Крайтон принимает единственно правильное решение – срочно жениться на Айрин. Аборигенская жрица соглашается сочетать их законным браком – при условии, что они тут же отправятся в свадебное путешествие куда-нибудь подальше, в смысле за пределы планеты. Церемонию решено начать немедленно. Крайтон, Старк, Д’Арго и Чиана судорожно пытаются принять торжественные позы, входит Айрин с каким-то представителем местной флоры в волосах, бабуля осыпает ее цветочными лепестками, на разрезанной физиономии жрицы проступает умиленная улыбка… Но тут на свадебную процессию с неба пикирует командный звездолет Скорпиуса. Все, опять же, в восторге. Крайтон, похрустывая кулаками, ожидает выхода закадычного приятеля из корабля, местные жители в панике прячутся в какое-то укрытие, на стенах которого бабуля обнаруживает смутно знакомые символы, понять смысл которых ей мешает застарелый склероз.

Скорпиус и Крайтон обмениваются любезностями на извечную тему «дай оружие» – «а нет его у меня». Тем временем бабулю осеняет – оказывается, символы на стенах – айдалонские, а сами художественно шрамированные аборигены – потомки этих самых айдалонов, древней расы, некогда обладавшей способностью завершать войны любого масштаба перемирием – благодаря особому умиротворяющему ментальному полю, которое они умели генерировать. 12 тысяч циклов древние айдалоны были заморожены во времени в своем древнем храме, однако вмешательство вечно сующегося не в свои дела экипажа Мойи их разморозило, а красноволосая крикунья Джул осталась на их родной планете пасти мало что понимающих в современной действительности старичков. Аборигены вяло возражают, что нифига они не айдалоны и свои способности давно утратили, и к тому же их пытаются пристукнуть все кому не лень – отсюда и паранойя. Однако наши герои со свойственным им энтузиазмом убеждают местную жрицу, что небольшой отряд заново обученных айдалонов в момент прекратит разразившуюся войну между окунями-мутантами и миротворцами, и вообще – раз умеешь мирить противников, мири и не вякай. Заодно и мания преследования от осознания собственного могущества пройдет. Жрица соглашается отдать на растерзание, точнее на курс обучения, двух молоденьких айдалончиков, и их забирают на Мойю, которая берет курс на планету древних айдалонов. Диагност снабжает Айрин специальным прибором, который, по идее, должен вернуть ее ребенка из чрева Райджела на законное место – только делать этого пока нельзя. Бабуля остается на планете – дескать, айдалонам нужно многое рассказать.

Все бы оно ничего, только Д’Арго зачем-то соглашается взять на борт Мойи еще и Скорпиуса с подружкой. Отведя Крайтона в уголок, он объясняет ему стратегическую пользу этого маневра, Крайтон с умным видом кивает, но я, если честно, не очень понимаю эту лаксанскую логику… Ладно, полетели дальше.

Ах да, чуть не забыла. Во враждебном стане окуней-мутантов тоже происходят определенные шевеления. Скарранский военный министр, она же по совместительству жена императора, сообщает супругу, что из «достоверного и проверенного» источника ей стало известно: Крайтон жив и направляется к планете древних айдалонов. Следовательно, у нас завелся предатель… Так как скарранскому императору тоже позарез необходимо пространственное оружие, он отправляет войска бомбить водную планету, с которой стартовала Мойя (зачем – непонятно. Вероятно, дабы неповадно было), а сам устремляется вслед за злополучным носителем драгоценных знаний.

Пока Крайтон и Айрин проявляют трогательную заботу о беременном Райджеле (который, кстати, походя отказывается от предложенного родичами то ли трона, то ли регентства в родной Хайнирии – материнский инстинкт, не иначе), Чиана пытается выяснить: каким же это образом в стародавние времена айдалоны всех мирили. Младший айдалон сначала отговаривается эвфемизмами, но потом показывает таааакое… Его лицо разъезжается в стороны строго по разрезам, демонстрируя нечто цвета сырого мяса – судя по всему, мозг – в котором шевелится несколько сарделькообразных штуковин с глазами на концах. Это такая особая железа, при помощи которой создается то самое умиротворяющее поле. Чиану, разумеется, интересует, умеют ли эти соблазнительные сардельки делать что-нибудь еще. Айдалон скромно поясняет, что в размерах они не увеличиваются, но зато вибрируют, и у неугомонной небари загораются недавно обретенные глаза… Но им не суждено быть вместе – Крайтон и Айрин снова собрались жениться, а это не к добру. На этот раз женить их пытается кряхтящий и раздувшийся Райджел. Он почти успевает объявить их мужем и женой, но вместо команды «целуйтесь!» звучит команда «ложись!», и это не призыв к немедленному началу брачной ночи – с потолка на пиршественный стол обрушивается какая-то огромная железяка… Пилот объявляет, что этими железяками утыкан весь левиафан (бедная Мойя!), и это на самом деле гарпуны, которыми их держит пиратский корабль. А пиратские корабли в этом секторе подчиняются миротворцам и ловят все суда без опознавательных знаков, чьи экипажи затем подлежат немедленному истреблению.

Крайтон и Скорпиус отправляются вести переговоры с пиратским десантом. Похожий то ли на овчарок, то ли на кабанов в солнцезащитных очках десант к беседе не расположен, однако их гуманоидный командир-миротворец узнает Скорпиуса, и тому удается взять пиратов на понт. Поверив, что Скорпиус проводит здесь секретную операцию, миротворец уже готов отозвать своих подчиненных и отпустить Мойю, но тут ему в голову приходит шальная мысль спросить у Скорпиуса идентификационный код, а нашему душке приходит не менее шальная мысль его назвать. Ну хоть бы пару циферок переврал! Командир пиратов тут же узнает, что Скорпиус – дезертир, самовольно оставивший свой пост, ренегат и все такое. На борту Мойи начинается глобальный мордобой с применением лазерного оружия. Айрин срочно прячет Райджела. Крайтон, прикрываясь Скорпиусом, отступает. Чиана и Сикозу мочат врагов при помощи эффектных боевых приемов, Д’Арго привычно лупит редисок по всем выступающим частям тела… На беду, старший айдалон тоже решает поиграть в войнушку, а младшему приказывает спрятаться, так как тот «более чувствителен». Если учесть милую мордашку юного айдалончика и его двусмысленные улыбочки – интересно, что конкретно имелось в виду? Старший не успевает и пары выстрелов сделать – его тут же приканчивают. Младшего хватают и волокут к какому-то особо компетентному пирату. Тот заявляет, что этот вид ему незнаком, и разрешает убить пленника, но тут из-за угла с воинственным гиканьем вылетают Сикозу с Чианой. Пираты падают мертвыми, а младший айдалон – в обморок. И впрямь чувствительный. Крайтон и Скорпиус ведут бой прямо в отсеке пилота, советуя бедному осьминожке спрятаться. Скорпиус говорит, что освободить Мойю от гарпунов можно при помощи передатчика, который находится у командира пиратов. Крайтон пытается грамотно «снять» командира, но тут вошедший в раж Скорпиус скидывает пирата вместе с передатчиком в бездонные глубины Мойи. К счастью, там его находит Сикозу, нажимает нужную кнопочку, гарпуны отцепляются, и левиафан отправляется в дальнейший путь с дополнительным грузом пиратских трупов на борту.

После высадки на планету древних айдалонов Крайтон едва не заблуживается (заблужёвывается?..) в густом лесу, но в итоге успешно отыскивает храм, где обитают уцелевшие представители этой странной расы… И тут же, попав в незамысловатую индейскую ловушку, повисает вверх ногами. К счастью, ловушку поставила не очередная неведомая редиска, а всего лишь Джул, которая все так же хороша, но что-то такое у нее с прической… Определенно что-то не то – то ли с цветом экспериментировала, то ли не причесывалась давно, будучи занята высокодуховными айдалонскими медитациями. Короче, Джул бросается на Крайтона – исключительно дабы выразить свою платоническую, так сказать, братско-сестринскую любовь – но из кустов появляется Айрин и обламывает всю идиллию.

Древние айдалоны не расположены помогать пришельцам. Они и своих потомков-то не признают – мало ли кто мог исчертить себе физию, вырастить сардельки с глазами внутри башки и претендовать на айдалонское духовное наследие. Да и к тому же мир за 12 тысяч лет изменился не в лучшую сторону, прогнило что-то в Датском королевстве, и вообще неизвестно, кому кого еще спасать надо… В общем, главный айдалон со знанием дела разводит демагогию, а наши герои почтительно ему внимают. Первым не выдерживает, ясен пень, Крайтон, и закатывает бузу. В процессе бузы он случайно выстреливает из своего пистолета, ни в кого не попадает, зато ввергает старичков в панику. Главный айдалон произносит странную фразу: «Миротворцы, выполняйте свой долг» (вообще он считает миротворцами всех посетителей храма, включая даже Райджела, но смысл все равно непонятен). Затем все, включая Крайтона, немного успокаиваются, но истерика землянина производит на айдалонов неизгладимое впечатление – они тут же соглашаются принять на обучение молодого потомка, которого безоговорочно признают своим. Обучение начинается немедленно – потомка засовывают в бассейн с водой и начинают зачитывать ему какие-то масонские тезисы типа «ты должен принять всю Вселенную в себя». А так как юнца нужно еще учить и учить, отмачивать и отмачивать, то вместо него мирить скарран с миротворцами отправляется главный айдалон. Джул остается в храме со старичками, как до этого бабуля с потомками. Это, надо сказать, уже превращается в нездоровую тенденцию.

Но едва вся компания погружается на Мойю, как на орбите планеты возникает корабль скарранского императора и без лишних слов начинает прицеливаться. Первым заподозривший неладное Старк бьется головой об стенку и причитает. Крайтон умоляет Джул и айдалонов немедленно бежать из храма, но от постоянных медитаций у них явно начались проблемы – они миролюбиво приветствуют скарран и приглашают их приземлиться и помедитировать вместе. Ба-бах!.. Залп, минуя левиафан, разносит айдалонский храм в мелкую щебенку. Прощай, Джул… Мне уже даже начинал нравиться твой причесон… Окуни-мутанты предъявляют экипажу Мойи ультиматум – или они сдаются в плен, или отправляются вслед за покойными айдалонами. Прогноз пилота неутешителен: левиафан еще не пополнил запасы энергии и удрать вряд ли сможет. Чиана и Д’Арго успевают улететь на невидимом корабле, а весь табун: Крайтон, Айрин, Старк, Райджел, главный айдалон и Скорпиус с подружкой – отправляется прямо в логово врага.

Окуни-мутанты, естественно, бесчинствуют. Особенно старается супруга императора, по совместительству, напоминаем, военный министр. Подлый шпиён, оказывается, рассказал им все о семействе Крайтона, временно принявшем характер шведского. Беременного Райджела хватают и препоручают некой скарранше, по всему виду медсестре-убийце. Та с готовностью растягивает бедолагу на операционном столе. Всех остальных отправляют в импровизированную тюремную камеру. Применив свои «лучи правды», император выпытывает у Айрин, куда подевались Чиана и Д’Арго. Затем происходит собеседование с Крайтоном. Ежику понятно, что нужно главному скарранину от злополучного Джонни… Крайтон не хочет отдавать окуням пространственное оружие – в основном потому, что у него его нет. Но ему нужно хоть как-то тянуть время – ведь скарране сами не знают, с кем они связались, взяв в плен уцелевшего айдалона. Айдалону для настройки на нужный канал необходимо как можно больше узнать о быте и нравах скарран, и тут очень кстати подворачивается Старк, имевший с ними дело в старые, но не очень добрые времена. А пока тот передает старичку ценную информацию, нужно проявлять какую-то активность, иначе как минимум кирдык Райджелу – а вместе с ним и нерожденному, но горячо любимому ребенку, которому Айрин уже даже придумала какое-то неподцензурное имя. Крайтон решается на рискованный маневр – предлагает императору скарран лететь с ним на его корабле в червоточину и самому узреть, что есть пространственное оружие и почему он ну никак не может его получить. Вредная военная министрша заявляет, что тоже хочет, и вообще землянину она не доверяет, но в корабле, к счастью, только два места. Оставшаяся с носом подлюка приказывает медсестре-убийце устроить Райджелу случайную смерть от какой-нибудь редкой болезни.

Император и Крайтон, усиленно переругиваясь, отправляются к ближайшей червоточине. Мини-Скорпиус в сознании Крайтона выступает в роли беса-искусителя, подзуживая вконец растерявшегося и обалдевшего Джона покончить со всем сразу – и с кораблем, и с императором скарран, и заодно с собой. Идея, конечно, совершенно нецелесообразная, но шарики у землянина уже давно заезжают за ролики от общего расклада вещей. Наконец появляется долгожданная червоточина, похожая на космический торнадо, и корабль ныряет в ее жерло…

Супруга императора вызывает к себе Айрин и начинает всячески над ней издеваться, как фашист над партизаном. Заверяет, что та никогда не увидит своего ребенка – надо сказать, что до этого материнский инстинкт Айрин спал если не крепким сном, то уж дремал точно, но тут начинает просыпаться. Айрин достойно парирует все доводы оппонентки, но у той есть еще и вещественный аргумент. Стены комнаты разъезжаются, и мы видим открытый космос, а министрша приказывает открыть огонь по одному из квадратов… Изучающие корабль скарран на предмет уязвимости Чиана и Д’Арго оказываются именно там. Новые глаза Чианы видят сквозь стены и прочие мешающие обзору предметы, и она обнаруживает, что всю здоровенную платформу питают всего четыре энергоблока в передней части. В общем, неожиданный обстрел приходится очень некстати. Айрин просит у императрицы пощады для своих друзей и берет все свои непочтительные слова обратно, но та из природной подлости приказывает продолжать огонь, и невидимый корабль разлетается на куски. Нет слов. Прощайте, Чиана и Д’Арго…

Червоточина приводит Крайтона и скарранского главаря к развалинам. Там царит мрачная зима с обильным снегопадом. Вышедший встретить гостей известный приятель Крайтона, которого тот рекомендует императору как «Эйнштейна», пытается вразумить окуня-мутанта, объясняя ему, что знаний, необходимых для создания пространственного оружия, у Крайтона нет, да и вообще пространственное оружие – это не есть хорошо. Но скарранина не убеждает ни это, ни наглядный образец Вселенной после применения оружия, который землянин моделирует из подручного материала – снега. Император с утробным рыком кидается на «Эйнштейна», а тот изящным мановением руки замораживает злыдня то ли во времени, то ли в пространстве, то ли и в том и в другом одновременно. Воспользовавшись передышкой, Крайтон просит «Эйнштейна» «сделать его глупым обратно» или вообще хоть что-нибудь сделать, но тот, бросив пару глубокомысленных сентенций, исчезает. Одно хорошо – разморозившийся император впадает в некоторую задумчивость на тему того, что землянин-то, возможно, никакими такими знаниями насчет оружия и не обладает.

Айрин узнает от старого айдалона потрясающую вещь – оказывается, миротворцы тоже в каком-то смысле потомки этой древней расы. Когда-то давно айдалоны решили, что нужно закреплять итоги мирных переговоров какими-то действиями, и вырастили из отсталого населения захолустной планеты сильных и благородных воинов, чтобы они защищали мир во Вселенной вообще и своих создателей в частности. Это и были миротворцы – вот почему он потребовал тогда в храме, чтобы они выполняли свой долг. Правда, постепенно воины забыли о том, что они благородные, и цивилизация миротворцев начала развиваться по принципу «сила есть – ума не надо».

Тем временем неторопливая медсестра-убийца заряжает в шприц какую-то дрянь и готовится вколоть ее Райджелу, обещая бедняге одномоментное избавление ото всех страданий. Очень вовремя возвращается задумчивый император, ранее давший благородное обещание не причинять пока вреда беременному хайниру… И ото всех страданий вместо пациента избавляется медсестра. Скарране толпой носятся за повелителем, ожидая обстоятельного рассказа о путешествии, но тот немногословен. Зато своей женушке император устраивает капитальный семейный скандал, блистая зубами и красноречием. Его бесит то, что она без него отдает приказы, то, что она хотела убить Райджела и выставить супруга вероломным негодяем, то, что она явно превзошла его в мизантропии… и еще, по-моему, она в принципе начинает его бесить как явление природы. Семейная лодка разбилась о власть, скарранская королевская семья дала трещину… А Крайтона ждет неутешительное известие о гибели друзей. Но хотя бы айдалон уже практически нашел при помощи Старка нужную волну для умиротворяющего воздействия на врагов. По крайней мере все его шрамы неожиданно вспыхивают лиловым светом – сардельки-то не только вибрируют, но еще и светятся!

А вот и не прощайте, Чиана и Д’Арго! Ура! Продрейфовав какое-то время в открытом космосе, (лирическое отступление: ну знаю я, что лаксиане могут там полчаса без скафандра провести, и даже могу допустить, что все эти полчаса Д’Арго безвозмездно снабжал возлюбленную кислородом, но почему не приспособленную к вакууму Чиану не разорвало от перепада давления или как это еще называется и почему взрывы на корабле обоим никак не повредили – этого я понять не могу. Оставим на совести сценаристов) они оказываются на судне… блудного сына Д’Арго Джотти, с которым Чиана ему, помнится, успешно и неоднократно ставила рога. Д’Арго, едва очнувшись, дает сынуле по морде, но затем, поразмыслив, принимает предложенную Джотти помощь. За время разлуки с родителем юноша заметно повысил свой социальный статус – сколотил банду из соплеменников и командует ею на правах самого умного (соплеменники согласны, поскольку интеллектом не блещут, зато любят подраться). Бравые лаксиане, оказывается, как раз думали, как бы поэффективнее вдарить по скарранской посудине. А Чиане как раз известен ответ на этот вопрос, ибо два новых глаза лучше старых четырех.

Пожилой айдалон успешно промывает зашедшему навестить пленников императору мозги. Все с волнением следят за тем, как агрессивный окунь-мутант постепенно превращается в здравомыслящего, тонкого и даже несколько вежливого политического деятеля, сетующего на то, что скарран все ну просто за психов каких-то бешеных держат, а на самом деле они белые, пушистые и Шопенгауэра на досуге читают, просто у них жизнь тяжелая. Император даже соглашается сесть с миротворцами за стол переговоров, постращать их оружием, которого у Крайтона, конечно, нет – это поймет любой интеллектуально развитый гуманоид – но миротворцы ведь об этом не знают. Все идет просто замечательно, уже обсуждаются пункты грядущего мирного договора между сторонами… Но тут врывается министрша с охраной и моментально приводит айдалона в нерабочее состояние! Вот обязательно придет кто-нибудь и все испортит!!!

А, да, чуть не забыла – примерно в это же время в стане миротворцев Грайза отравила канцлера за пораженческие умонастроения, но все равно он был несимпатичный и умер быстро.

Очухавшийся скарранский император приходит в ярость – подумать только, его облапошили, заставили о каком-то мире рассуждать, это же пятно на всю жизнь! Доказывай потом, что ты настоящий, добропорядочный скарранин, и для тебя хороший враг – это враг под майонезом. Император рекомендует пленникам помолиться за упокой души старичка-айдалона, и в негодовании покидает отсек. Крайтон требует, чтобы Старк не бился в истерике, а применил свои способности и соборовал айдалона. Старк визжит, что он этого недостоин – он вообще всю дорогу пресмыкается перед этими мистическими дипломатами. Совместными усилиями его ловят, подтаскивают к айдалону и сдергивают маску. Процесс проходит успешно – ну, хотя бы знания древних айдалонов спасены, и сила тоже, правда, хранилище для них выбрано на редкость ненадежное, но вариантов не было.

Райджела начинает плющить – он, кажется, собрался рожать. Вообще, если такой срок беременности для миротворцев нормален, то они по производительности ничем не уступают кроликам. Предусмотрительная Айрин захватила с собой чемоданчик с устройством для перенесения младенца обратно в материнскую утробу. Но, пока она учит хайнира правильному дыханию, скарране пускают в камеру какой-то веселящий газ. Всезнающий Скорпиус объясняет, что этот газ парализует и бальзамирует жертву, оставляя ткани мозга нетронутыми – чтобы объект был жив во время последующего препарирования. Под трогательные взаимные объяснения в любви Айрин и Крайтона, хныканье Старка и стоны Райджела газ постепенно заполняет помещение…

Продолжение следует...

Пилот - вечно печальный, извините за каламбур, пилот Мойи, живущий с ней в симбиозе, что заставляет его постоянно разрываться между интересами самого левиафана и интересами пассажиров. На фоне остальных членов экипажа выглядит самым уравновешенным, спокойным и адекватным, чему не мешают даже периодические истерики, вызванные воспоминаниями о прошлом или угрозой состоянию Мойи. Подробнее...

Ищете субтитры? Они здесь!

Джон НЕ Крайтон и Даня aka Фрей сочинили-спели-записали уникальный, единственный и неповторимый, полностью раздолбайский
ГИМН СКАПЕРОВ
(он же - Фарскаповская застольная). Рекомендуется к прослушиванию всем, причем в обязательном порядке.

Нас мало, а страниц - много. Напишите о найденных на этой странице неполадках, и они будут рано или поздно исправлены.


© Команда Труляляны, 2006-2008 | Farscape is owned by The Jim Henson Company, Hallmark Entertainment, Nine Network (Australia) and the Sci-Fi Channel. No profit is being made from this site. Наверх
Литературный портал