НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ ДЭВИДУ ФРЭНКЛИНУ

Попробовать себя на актёрском поприще Дэвида вдохновила его тётя – известная театральная актриса в 60-х годах в Мельбурне, Австралия. Начал он свою актерскую карьеру  в минисериале Loss of Innocence, который повествовал о мальчике, растущем в Австралии в эпоху Великой Депрессии. Затем Дэвид на протяжении двух лет проходил практику в Сиднейской Театральной Компании. Он сыграл бесчисленное количество ролей в театре, на телевидении и большом экране. Его театральные роли очень разнообразны: от Элвиса в мюзикле «Are You Lonesome Tonight» до Шекспировских «Сон в летнюю ночь» и «Макбета». На телевидении Дэвид появлялся как в классических сай-фай шоу «Зена», и «Фарскейп», так и в мыльной опере «Дерзкие и Красивые». Среди его ролей в кино больше всего выделяется «Моя блестящая карьера» и «Матрица: перезагрузка».

Это интервью у Дэвида взяла Рене Бёл во время DragonCon’а-2007.

Рене Бёл: Что вам больше всего понравилось в «Фарскейп»?
Дэвид Фрэнклин: Было весело, ведь в процессе работы я никогда не знал заранее, в какую ещё передрягу попадет мой персонаж.

Рене Бёл: По чему вы скучаете больше всего, а о чем предпочли бы забыть?
Дэвид Фрэнклин: Сумасшедший гримировочный процесс. 10 минут в гримировочном кресле. Рад, что всё позади, это было почти невыносимо (смеется). По чему скучаю меньше всего? Не знаю, я подумаю немного, и потом мы к этому вернемся.

Рене Бёл: Ладно. Что бы вы позаимствовали для себя из вашего опыта в «Фарскейп»?
Дэвид Фрэнклин: Пожалуй, житейскую мудрость «Не зарекайся». Персонажи порой оказывались в таких необычных условиях, что было здорово не говорить «Мой персонаж никогда не поступит так-то», потому что в этой же самой ситуации вы поймаете себя на мысли «Окей, а я?». Люди порой способны совершать самые невероятные вещи, если не действуют строго согласно своей роли – ведь это есть ни что иное, как следование стереотипам. Ну, вы понимаете.
Рене Бёл: Да, понимаю. Это позволяет вам не стеснять персонажа в узких рамках.
Дэвид Фрэнклин: Спасибо, Рене, вы вполне можете отвечать за меня, мне нравится.

Рене Бёл: Учитывая уровень сложности, с чем бы вы сопоставили работу в «Фарскейп»?
Дэвид Фрэнклин: Думаю, это было настолько экстремально, что отличалось от всего, что я делал. Ставки были невероятно высоки, постоянно случались какие-то внештатные ситуации. Всё на грани.

Рене Бёл: Какое ваше самое хорошее воспоминание о «Фарскейп»?
Дэвид Фрэнклин: Ну, не знаю, лучшее ли это моё воспоминание, но, помню, когда мы снимали минисериал, во время постановки сцены битвы было ужасно скучно. Так что мы с Рейли [Хилл] взяли фотоаппарат и понаделали кучу всевозможных шуточных снимков, потом в это втянулась вся команда, они изображали всякие смешные сценки…

Рене Бёл: Эти фото были для личного пользования?
Дэвид Фрэнклин: Да, так что было очень весело. И совершенно безумно, ведь участвовали практически все. Мы просто заскучали, ну а вы представляете, сколько стоит каждая минута простоя. Все ворчали: «Вообще-то вы вроде как сниматься должны. А ну марш работать!».

Рене Бёл: Как вы относитесь к научной фантастике в целом? Являетесь ли вы ее фанатом?
Дэвид Фрэнклин>: Никогда им не был. И никогда не смотрел научную фантастику до этого. Я обнаружил, что она может ставить такие увлекательные вопросы и создает такие необычные ситуации, которые мы – серьёзные взрослые люди - можем перенести на нашу обыденную реальность. Это очаровательно. Ставит множество интересных и увлекательных вопросов…
Рене Бёл: Расширяет границы мира.
Дэвид Фрэнклин: Вот видите, Рене, вы можете отвечать на эти вопросы за меня.

Рене Бёл: Расскажите о самой безумной встрече с фаном.
Дэвид Фрэнклин: Большинство фанов очень милые. Просто замечательные, на самом деле. Самая безумная? Да нет, они все в основном были вполне приятными. Впервые я встретил своего фана в Америке. Она была официанткой в кафе, и я был взволнован даже больше нее.

Рене Бёл: Как вы относитесь к приглашениям на конвенции? И много ли конвенций вы посетили?
Дэвид Франклин: Я бываю всего на одной/двух в году. Таким образом, я умудряюсь не перегореть и до сих пор искренне радоваться встрече с фанами. За пару лет я видел множество фанов, всегда приятно встретиться и узнать, что творится в мире.

Рене Бёл: С тех пор, как закончился «Фарскейп», о вас ничего не было слышно. Чем вы занимались после «Фарскейп» и «Дерзких и Красивых»?
Дэвид Фрэнклин: Я перенёс операцию. У меня было апноэ во время сна, и я перенес операцию на языке. Не мог говорить некоторое время и только вот недавно начал говорить относительно четко. Так что примерно на год я выбыл из игры.

Рене Бёл: Итак, «Дерзкие и красивые». Как это было?
Дэвид Фрэнклин: Очень быстро. Бог мой, как же кипит работа в этом шоу. Забавно вообще-то, съемки сцены заканчивались, когда ты только-только начинал расходиться. «Мы будем делать ещё один дубль?», «Двигаемся дальше!». Ух…
Рене Бёл: Без права на ошибку.
Дэвид Фрэнклин: Только вперед. Безумие.

Рене Бёл: Есть ли разница между съемками в мыльной опере, такой, как «Дерзкие и Красивые», и  классическом шоу вроде «Фарскейп»?
Дэвид Фрэнклин:
Ого, даже не знаю, как ответить на этот вопрос. В «Дерзких и Красивых» я участвовал в качестве второстепенного персонажа и пробыл там совсем недолго. Мимоходом. В «Фарскейп» мы думали, что съемки проходят очень быстро. Ха! Это были цветочки. Что такое «быстро» мы тогда ещё просто не представляли. К тому же, в мыльной опере совершенно другой стиль игры. Действие затянуто, много долгих, содержательных и многозначительных пауз. Помню, я однажды подумал, что мой коллега устал и забыл свою реплику. А он просто соблюдал этот особый стиль. Таковы были требования жанра.

Рене Бёл: Были ли у вас какие-нибудь ещё работы в Америке?
Дэвид Фрэнклин: Была ещё пара рекламных проектов. Теперь жду весточки об одном фильме.

Рене Бёл: Следующий вопрос: что мы можем ожидать от вас в будущем?
Дэвид Фрэнклин: Ну, можете скрестить за меня пальцы, за этот фильм, это будет по-настоящему захватывающе. Это не научная фантастика, однако, не менее интересный жанр, к тому же режиссер совершенно незаурядный. Я думал, что к этому моменту буду уже знать наверняка, но пока что-то молчат.
Рене Бёл: Я скрещу за вас пальцы.
Дэвид Фрэнклин: Скрестите пальцы, будет действительно здорово.

Айрин - совершенный солдат Миротворцев. Думает импульсными пистолетами, винтовками, Праулерами и количеством патронов. Как всё, сделанное Миротворцами, затянута в черную кожу и крайне смертоносна. Только глупость военачальника заставила ее бежать с кораблем заключенных. Думаете, она об этом пожалела? Смешно! Разве можно жалеть о неволе, когда рядом Крайтон! Подробнее...

Ищете субтитры? Они здесь!

Джон НЕ Крайтон и Даня aka Фрей сочинили-спели-записали уникальный, единственный и неповторимый, полностью раздолбайский
ГИМН СКАПЕРОВ
(он же - Фарскаповская застольная). Рекомендуется к прослушиванию всем, причем в обязательном порядке.

Нас мало, а страниц - много. Напишите о найденных на этой странице неполадках, и они будут рано или поздно исправлены.


© Команда Труляляны, 2006-2008 | Farscape is owned by The Jim Henson Company, Hallmark Entertainment, Nine Network (Australia) and the Sci-Fi Channel. No profit is being made from this site. Наверх
Литературный портал