ИНТЕРВЬЮ С ЭНТОНИ СИМКО

Интервью для ВВС

ЖУРНАЛИСТ: Вы играли Д'Арго в течение нескольких лет, изменилось ли ваше восприятие персонажа?

СИМКО: Мой подход к роли Д'Арго изменился кардинально. Главным образом из-за физической свободы, которую я получил, после того, как усовершенствовали мой грим и костюм. В начале я просто не мог двигаться, потому что этом в костюме была ограничена свобода движения. Я даже не мог повернуть голову. Действительно было очень смешно – когда Д'Арго вступал в бой, он должен был сделать шаг назад и достать свой меч, а я не мог сделать это. Это было физически невозможно и выводило меня из себя. Каждый раз, когда мне приходилось это делать, мы должны были придумывать виртуальные способы, чтобы это осуществить. Или какой-нибудь парень должен был стоять позади меня и протягивать мне рукоятку меча, чтобы я мог его выхватить из-за спины.

А сейчас я могу полнее концентрироваться на более важных вещах. На моих отношениях с другими персонажами и на эмоциональном и психологическом настрое моего героя. Теперь мне не нужно так беспокоиться о подготовке костюма и грима.

Создание такого сложного персонажа, как инопланетное существо требует так много сил и свежих идей. Это не просто новый персонаж – нормальная роль в нормальном фильме… Я очень беспокоился и много работал над тем, как мой герой говорит, как он двигается, как у него складывается отношение к непривычным для него вещам. Сейчас мы выносим все эти вещи на суд зрителя и нас очень беспокоит, чтобы все было гармонично и монолитно. Лишь при этом условии мой герой будет жить и дышать внутри мира Farscape.

ЖУРНАЛИСТ: Вас уже один раз убили – как вы думаете долгая ли жизнь у вашего персонажа?

СИМКО: Убить лаксианина не так просто. Требуется много усилий. У моего героя будет долгая жизнь. Я не знаю, что еще добавить к сказанному… Д'Арго будет жив, пока существует Farscape, потому что это шоу Джима Хенсона, а я там единственный живое творение Джима Хенсона, все остальные – куклы. Так что я уверен в своей востребованности.

ЖУРНАЛИСТ: Как вам нравится работать с кукольными персонажами?

СИМКО: Очень нравится, потому что при этом сотрудничаешь с целой командой людей. Требуется шесть человек, чтобы управлять Райджелом и работа с этим коллективом доставляло реальную радость. И, вообще, очень радостно играть с кукольными персонажами, особенно с Райджелом.

ЖУРНАЛИСТ: Что Вы думаете по поводу Пилота?

СИМКО: Мне очень нравится, как устроен Пилот. Это просто фантастика, потому что все, что нужно находится в замкнутом пространстве. У Пилота есть свое место в студии, где его установка представляет собой огромные массивные наклонные плоскости, а все это управляется компьютером, так что вы действительно ощущаете себя песчинкой в окружении этой громадной черной игрушки.

Когда я в первый раз увидел Пилота, у меня глаза буквально вылезли из орбит, настолько я был потрясен, какое это необыкновенное создание. Когда сталкиваешься с ним лицом к лицу, понимаешь, что он самый необыкновенный персонаж. Один человек стоит посредине Пилота и у него на теле надето огромное серебряное кольцо – он отвечает за движения тела с одной стороны. Кто-то еще оперирует головой, а также задействованы люди, которые контролируют глаза и рот. И еще четыре других кукольника двигают руками Пилота. Даже когда ты видишь, как оживает Пилот, спустя три с половиной года, с того момента как увидел впервые, то все равно это потрясает. Размеры Пилота крайне необычны и когда ты видишь его в действии, то тебя охватывает чувство, будто ты находишься в другом измерении. И это поистине удивительно.

ЖУРНАЛИСТ: Вы когда-нибудь управляли куклами?

СИМКО: Я двигал глазами и ртом Райджела. А также несколько раз мы все вместе поднимали Райджела и управляли им, одним словом оживляли его на съемках. Говорю вам, это дало мне понимание того, как сложно управлять куклами. Когда вы наблюдаете за кукольниками, вы видите, что они вкладывают руки в электронные перчатки, подсоединенные к компьютеру, а компьютеры подсоединены к куклам. Наблюдая эту ловкость, которую они проявляют, создавая правильную артикуляцию губ кукол, тщательно отрабатывая согласные и гласные звуки в каждом слове, просто восхищаешься их высоким профессионализмом.

Когда вы присутствуете на нескольких репетициях и видите, как эти мужчины и женщины трудятся, добиваясь совершенства движения кукол – это кажется просто фантастикой.

Я не буду называть имена, но, по моим наблюдениям, в очень известных великих научно-фантастических фильмах, таких как «Звездные войны» кукольные персонажи частенько не попадают в артикуляцию. А затем вы наблюдаете Пилота или Райджела, и вы видите ловкость и мастерство кукловодов, в этот момент вы осознаете себя на острие лезвия передовых технологий.

ЖУРНАЛИСТ: Вам нравиться работать с виртуальными устройствами?

СИМКО: Мне очень нравится использование виртуальных устройств, потому что это позволяет нам создавать более причудливый фантастический мир, чем просто со спецэффектами.

Режиссеры просто фантастические и у нас высокие компьютерные технологии, которые позволяют им воплотить свои идеи в жизнь. У нас есть очень интересная идея, какой должен быть пейзаж и мы это разрабатываем на компьютере. В результате у нас перед глазами возникает картина действий, это значительно удобней, чем работать вслепую. А также радует, что вы можете посмотреть на компьютере элементы съемочного процесса и понимаете, как все будет выглядеть в кадре. И продюсер, и режиссер имеют возможность изменить и улучшить все это. И затем, когда вы видите это в законченном варианте, это доставляет вам удовольствие. «Я в космическом шоу, я в космическом шоу, вот мой космический корабль бороздит просторы космоса, Боже мой, ведь всего четыре месяца назад это был просто зеленый экран. А сейчас… вы только на это посмотрите». Это просто фурор!

Если вы думаете, что работать над такими проектами интересно, то вы правы. Это самая крутая вещь, которую вы могли бы сделать.

ЖУРНАЛИСТ: Что вы почувствовали, когда вы получили эту работу?

СИМКО: Когда я только получил эту роль, параллельно я был режиссером собственного спектакля. В течение многих месяцев я проходил прослушивания. Вначале я подумал: «Что ж, это иностранный сериал, выходит в Австралии. У меня столько же шансов получить там роль, как и выиграть в лото». Но меня вызывали на студию снова и снова. И, в конце концов, я подумал: «ну что же, возможно я получу эту роль».

Так как у меня были как Австралийские, так и иностранные продюсеры, это привело к тому, что результаты проб проходили почти мировое турне. После одобрения Австралийских продюсеров записи отправляли в Лондон, из Лондона они направлялись в Лос-Анджелес, оттуда в Нью-Йорк и обратно в Австралию. И если в одном из городов кому-то вы пришлись не по душе, вы вылетаете.

Поэтому каждый раз приходилось нервничать. Было так много прослушиваний, и продюсеры даже обеспокоились тем, что с каждым прослушиванием мы становились все более и более напряженными. Затем мы подумали, что это прослушивание будет последним. И продюсеры сказали «кажется, что это последний раз, нам только нужно получить одобрение из Лондона, Лос-Анджелеса, Нью-Йорка и тогда все будет круто!» На этом прослушивании мы провели очень много времени. Рокни О'Беннон вылетел в Австралию и информировал нас о ходе дела.

Записи вернулись, и я подумал, ну что же, хорошо. Даже если я не получу эту работу я по крайней мере смогу расслабиться и не думать о том возьмут меня или нет. Затем, четыре или пять дней спустя мне звонит агент и говорит: «они не записали звук на вашем последнем прослушивании. Вам придется вернуться еще раз».

Таким образом, я вернулся в стрессовое состояние, мы пошли туда снова, и пол дня была запись с разными людьми. Составлялись разные комбинации Зан и Д'Арго. Затем я уехал, в связи с режиссерской работой, и мне поступил звонок от моего агента. Она сказала: «Что ты хочешь услышать?». Я ответил: «Ты знаешь, что я хочу услышать». Она заговорщически промолвила: «А что я тебе скажу…» Я просто закричал от радости.

Я думал, что мне назначили на среду, но они сказали: «хорошо, но вы должны быть в Лондоне в понедельник». Из-за этого произошло много не состыковок, но все-таки, четырьмя днями позже, я сидел в самолете, летящем в Лондон, чтобы присоединиться к актерскому составу и быть покрытым резиной весь остаток моей жизни.

ЖУРНАЛИСТ: Вы упомянули, что у Вас была практика режиссера в театре. Вы бы хотели режиссировать какой-нибудь эпизод Farscape?

СИМКО: Учитывая то, как происходят съемки, было бы невозможным для кого-нибудь из актерского состава быть режиссером эпизода. Например, две сцены снимаются одновременно – сцена А и сцена Б. Это означает, что мы одновременно снимаем больше, чем один эпизод. Иногда вы можете подумать, что у нас есть свободное время, но это не так. Если мы не снимаем сцену А, то мы снимаем сцену Б. Если мы не снимаем сцены А и Б, то мы составляем диалоги.

Так как Farscape это огромное тщательно разработанное шоу, подготовка съемки эпизода занимает так много времени и сил. Это не просто переговоры о декорациях и костюмах, это сотрудничество CGI и ее работниками. Затем вам нужно снять и выпустить фильм, а после снова встретиться с работниками CGI. Это действительно долгий процесс – режиссировать эпизод Farscape. Так что если вы думаете о перспективе режиссерской работы для члена актерского состава, то вы должны осознать, что это вещь абсолютно невозможная.

ЖУРНАЛИСТ: Какой совет Вы дадите молодому актеру, которому только что предложили пять лет работать в тяжелом гриме инопланетного существа?

СИМКО: Я бы сказал ему, что бы он без сомнений брался за эту работу. Хватал ее обеими руками. Наслаждался каждой отдельной минутой, потому что ваше лицо никогда не примелькается на экране, как если бы вы просто снимались в гриме.

Старайтесь изучать каждый момент съемок фильма и наслаждайтесь тем, что не много ролей, на сегодняшний день, позволяют вам исследовать свои актерские способности. Грим даст вам шанс максимально использовать ваши театральные корни и извлечет весь потенциал из ваших дарований и опыта.

Если вы просто снимаетесь в фильме «Домой и обратно», в мыльной опере, то вы станете лишь одним из тысячи ушедших в безвестность.

Моя работа отнимает много душевных и физических сил и самое главное определить для себя, сможешь ли ты выдержать нагрузки работы с гримом в фантастическом фильме. Количество работы во время съемок и размер нагрузки намного больше, чем может показаться. Поэтому, если вы получаете такую возможность, вам следует быть благодарным за свое везение, что кто-то в вас поверил, что вы можете дать жизнь персонажу на экране.

ЖУРНАЛИСТ: Вы когда-нибудь используете голос Д'Арго помимо работы?

СИМКО: Когда мы тусовались с друзьями и злословили, я произнес голосом Д'Арго: «Вы можете вообразить время… когда тупой Австралиец Симко правил землей?

Что касается того, как этот голос получился… до того как начать снимать первый эпизод, мы не могли найти, какой голос должен быть у Д'Арго, какой бы голос мы не подбирали, как только нанесем грим – видим, что он совершенно не подходит.

Затем проблема состояла в том, что я пришел уже с придуманным голосом Д'Арго, и мне казалось, что он будет соответствовать костюму, но я не был в гриме. И народ сказал: «возможно и не подойдет». Я и раньше предлагал варианты голоса Д'Арго, и мне люди говорили «о нет, я не знаю…»

Мы погрузились в съемочный процесс, но у нас все еще нет стопроцентной уверенности, в чем бы то ни было. Я делал свои первые пробы и пришел к режиссеру в панике, как сумасшедший и просто сказал голосом Д'Арго: «послушайте, я действительно считаю, что Д'Арго следует говорить вот таким голосом». Сроки поджимали, и я на него надавил. Он сдался и говорит: «хорошо, пускай», так что это все произошло быстро.

ЖУРНАЛИСТ: Что Вы думаете о количестве технической терминологии в вашем шоу?

СИМКО: Одна из главных вещей, над которой работали авторы Farscape, это стараться избегать технической терминологии. Мы не думаем, что целью создателей шоу являлась демонстрация того, как наука спасет мир или как будет задействована в будущем. Мы считаем, что Star Trek работает в этом направлении лучше остальных и, таким образом, мы спрашиваем себя: «а мы-то как сможем этого избежать?»

Специфика науки – это не то с чем нам действительно хочется работать. Мы больше считаем себя забавной командой с фантастическими приключениями в другой части Вселенной, таким образом, вы не встретите много научной терминологии в наших текстах. Мы стараемся уходить от этих проблем, потому что в этом шоу нас не интересует наука – в принципе, она нас интересует, но не в рамках Farscape.

ЖУРНАЛИСТ: Как вы считаете, огненный характер Д'Арго повлиял на Вас в настоящей жизни?

СИМКО: Нет, то что я играл Д'Арго не сделало меня более раздражительным в жизни. Когда я только вошел в команду у меня был забавный разговор в Уэйном Пигремом, который играет Скорпиуса. Уэйн мой большой друг, я его знаю много лет. Он мне сказал: «люди не разговаривают со мной. Я сделал что-то не так? Я расстроил кого-то?», а я ему ответил – «послушай, я все понял, это из-за грима… когда ты просто сидишь, расслабился, чувствуешь себя счастливым, тебе уютно – из-за грима ты выглядишь хмурым. Все думают, что ты все время сердишься. Так что тебе нужно с этим бороться и тебе всегда следует стараться демонстрировать, что у тебя все ОК».

Так что съемки в этом шоу не сделали меня более сварливым. Роль Д'Арго, на самом деле, сделала меня счастливее и более дружелюбным, и более энергичным, чем я был во время исполнения других ролей. Во время работы я частенько оказываюсь в центре фантастических шуток и смеха.

Играть Д'Арго было для меня настоящей радостью, потому что это изменило меня и мое мировоззрение. И сам по себе Д'Арго, на протяжении шоу, пытается стать мягче.

ЖУРНАЛИСТ: Какая атмосфера царила на съемках Farscape?

СИМКО: Я долгое время работал в разных странах по всему миру, с разными людьми приходилось сотрудничать, но команда Farscape – самая лучшая команда, в которой я когда-либо работал. Съемочная бригада, актерский состав, все вместе и каждый в отдельности проявили себя с наилучшей стороны. Там было очень много весельчаков, и не только среди актеров, но и среди работников съемочной бригады. Они смешили меня буквально до слез. Даже моя гримерша Ник как-то мне сказала: «ты можешь прекратить все время хохотать, ты мне весь грим портишь».

Так что я работал в действительно фантастическом шоу и хочется добавить, что благодаря тому, что все, кто работал здесь, были фанаты своего дела, шоу удалось на славу. На телевидении такое редко встречается. На съемках фильма – это сплошь и рядом. А что касается долгоиграющих телепроектов, то хотя там и есть заинтересованные люди, действительно художники в своем деле, и они упорно работают над проектом, то все же нужно отметить, что когда они работают на протяжении долгого времени, то у них перестают появляться свежие идеи.

Но создатели Farscape настолько преданы своей работе, что каждый эпизод фантастического шоу действительно шедевр. А напоследок я скажу, что такое отношение поднимает мой боевой дух на все 150 %. Так что Farscape – это самая лучшая работа в моей жизни.

ЖУРНАЛИСТ: А что вы можете добавить о самом фильме?

СИМКО: Я надеюсь, что люди, которые смотрят Farscape осознают, что это качественный фантастический фильм, снятый с большим знанием дела. Это касается абсолютно всего: актерского состава и костюмов, которые просто ошеломляют, компьютерных спецэффектов, которые совершенно необыкновенные, постановки, грима, так что наша работа – это высококачественный фантастический фильм, сделанный в рамках телевизионного шоу с его расписанием и бюджетом.

Ели бы люди поняли, что один эпизод Farscape мы снимаем за 10 дней, и это включает в себя очень большой объем работы, то они бы осознали, с какой преданностью мы относимся к нашему сериалу. Farscape – это сплоченная команда, упорно работающая дни и ночи, чтобы достичь наивысшего качества телевизионного шоу.

ЖУРНАЛИСТ: А что Вы думаете по поводу куклы Д'Арго – сделанной по вашему персонажу?

СИМКО: Мне очень нравится, что такая кукла существует. Это круто! Хотя я надеюсь, что люди не будут так обращаться с куклами, так как я в детстве обращался с куклами из «Звездных войн».

Когда я в детстве изображал бой между империей и хорошими парнями, мне вдруг захотелось придать большую реалестичность моей баталии. И я взял моих кукл, проник в дом, нашел зажигалку отца и поджег их. Смотрел и радовался, насколько бой выглядел прадиво. А потом маме пришлось покупать куклам запчасти. Так что я надеюсь, вы не поступите так жестоко с куклой Д'Арго.

ЖУРНАЛИСТ: Когда в интернете мы искали материалы о Вас для нашего интервью, мы обнаружили, что вы хотите быть душой компании – человеком, который зажигает атмосферу на вечеринках. Это все еще ваше кредо?

СИМКО: Да, сейчас на вечеринках я востребован и оттягиваюсь по полной программе, А т.к. в роли шоу-мена я человек уже умудренный опытом, когда закончится Farscape я уверен, что кто-нибудь захочет предоставить мне возможность создать собственный мир зажигательных вечеринок. Была бы только работа.

Айрин - совершенный солдат Миротворцев. Думает импульсными пистолетами, винтовками, Праулерами и количеством патронов. Как всё, сделанное Миротворцами, затянута в черную кожу и крайне смертоносна. Только глупость военачальника заставила ее бежать с кораблем заключенных. Думаете, она об этом пожалела? Смешно! Разве можно жалеть о неволе, когда рядом Крайтон! Подробнее...

Ищете субтитры? Они здесь!

Джон НЕ Крайтон и Даня aka Фрей сочинили-спели-записали уникальный, единственный и неповторимый, полностью раздолбайский
ГИМН СКАПЕРОВ
(он же - Фарскаповская застольная). Рекомендуется к прослушиванию всем, причем в обязательном порядке.

Нас мало, а страниц - много. Напишите о найденных на этой странице неполадках, и они будут рано или поздно исправлены.


© Команда Труляляны, 2006-2008 | Farscape is owned by The Jim Henson Company, Hallmark Entertainment, Nine Network (Australia) and the Sci-Fi Channel. No profit is being made from this site. Наверх
Литературный портал