24 ЧАСА. ЧАСТЬ 3.

Автор: Ann Harrington
Перевод: Aerys
Рейтинг: думаю что R

Всемирная Станция Дружба

– Вот и все, – сказал Джон.

– Древние предложили использовать один из их старых источников энергии и предложили мне шанс вернуться домой. Они создали черную дыру, но она будет открыта только 23 часа. Затем мы должны вернуться или застрянем.

Черные дыры. Эта галактика так отдалена, что даже ее млечный путь не известен. Место, населенное расами инопланетян, полное странных существ, в том числе и живой корабль Мойя на котором жил Джон. Это было похоже на фантастическую историю. Если бы он услышал это от кого-нибудь другого, он бы воспринял это как научную фантастику или бред сумасшедшего.

Но он был вынужден поверить в это, хотя бы потому что здесь был его сын, вернувшийся к ним спустя столько времени, находившийся так близко, что он мог протянуть руку и дотронуться до него.

– Что значит застрянете?, – спросил Джек Крайтон.

– Почему бы не остаться дома? Тебе и Айрин Сун будут рады.

Джон покачал головой:

– Нет, я знаю лучше.

– Я не понимаю, – с разочарованием в голосе произнес Джек. Он только что нашел своего сына. Как Джон мог так спокойно говорить о том, что он снова уйдет из его жизни, через несколько коротких часов.

– Могу ли я вернуть свою жизнь обратно? Отдадут ли они мне мой старый кабинет в IASA? Позволят ли мне смотреть футбол с ребятами в понедельник ночью? Играть в гольф с тобой на пляже? Приезжать на моей «малышке» на военно-воздушную базу и брать F-16, что бы налетать положенные часы? Возможно ли хоть что-то из этого?

– Сынок…

– Папа не лги мне. Не лги самому себе. Я спущусь на Землю, и все захотят оторвать от меня кусочек. Или на Базе 51, или где ни будь еще, они собираются запереть меня и выбросить ключ. А если Айрин останется, она подвергается еще большей опасности.

– Такого не будет, – сказал Вальтер Клейн.

– От лица Государственного Департамента я могу Вас заверить…

– Не давайте обещаний, которых не сможете сдержать, – раздраженно ответил Джон, оттолкнулся от стены и, по-видимому, машинально начал летать вокруг отсека, когда он повернулся, то оказался около Айрин.

Джон потер лоб и произнес:

– Я видел вещи, которые вы даже не можете себе представить. Я знаю ответы на те вопросы, которые наша наука еще не додумалась спросить. За мной достаточно охотились из-за того, что у меня в мозгу. Я не допущу, чтобы это произошло здесь.

Джек Крайтон открыл рот, чтобы поспорить с ним, но затем быстро закрыл его, осознав, что ему нечего сказать. Охотились за тем, что находится в его мозгу. Джек решил, что эти слова вырвались с губ Джона случайно.

Джон рассказал о конфликте между Миротворцами и его друзьями на Мойя, но он только слегка упомянул об опасности, которой он подвергался.

Также его друзья послали вооруженного солдата защищать его, и Джон проявлял такое чувство осторожности, которое граничило с паранойей. И судя по его рассказам, он узнал, каково это убивать.

Джек Крайтон посмотрел на лицо своего сына, и, понял, что это не тот человек, который покинул Землю в тот роковой день. Не осталось никаких следов мальчишества на лице Джона. Скорее на его лице появились новые черты, показывающие его решительность, а в его голубых глазах виднелась жестокость не присущая ему.

В эту минуту Джон очень напоминал ему главного пилота, которого он знал, когда служил в ВВС.

– Довольно историй Командир Крайтон, вы дали нам достаточно пищи для размышлений», – сказала Полковник Блеквелл, на косвенные замечания команды направленной с Земли, которые придирались к каждому слову.

– Возможно, ты и твой отец хотите побыть наедине?

– Я буду, признателен, – ответил Джон.

Джек Крайтон смотрел, как все начали выходить из спального отсека, пока там не остались только он, DK, Айрин Сун и Джон. Без сомнения Полковник Блеквелл хотела подтвердить Управлению Полетом на Земле, посмотреть их реакцию на то, что они услышат, и узнать будут ли новые указания для нее.

Не смотря на ее настоящие мотивы, Джек был благодарен, за возможность остаться наедине, даже если это была только иллюзия приватности. Алексей Кириллов забрал с собой портативную камеру, но все равно здесь были встроены камеры, а микрофоны записывали каждое их слово. Но даже иллюзия была лучше, чем ничего, без присутствия остальных он мог сблизиться с сыном, который казался, совсем отдалился, хотя и летал в нескольких шагах от него.

– Что ты имел ввиду, когда сказал что, охотились за тем, что находится в твоем мозгу, – спросил Джек Крайтон.

– Это Капитан Крайс, о котором ты упоминал?

– Нет, Крайс хотел отомстить, потому что винил меня в несчастном случаи, в котором погиб его брат. Через какое-то время, он изменил свое мнение.

– Я не доверяю ему, – сказала Айрин Сун.

– Я тоже не доверяю ему, – спокойно ответил Джон.

– Но он слишком занят своими проблемами, что бы строить нам козни.

– Тогда кто?, – спросил Джек Крайтон.

– Первый раз, когда я повстречался с Древними, они заставили пройти меня через ад. Заставили меня думать, что я вернулся домой, только потом я понял, что они играют с моим сознанием, – сказал Джон, поморщившись.

– После всего этого они сжалились надо мной, и решили сделать мне подарок. Они знали, что мне нужна черная дыра, чтобы вернуться домой. Они не захотели дать мне ответы, но они внедрили в мой мозг уравнения, которые бы подсознательно направляли меня.

– Черные дыры? Ты знаешь, как создавать их? – спросил DK.

– Еще нет, – сказал Джон.

– Но я близок. Ближе чем любой другой ученый во вселенной. Это делает меня особенным. Уникальным.

– Добычей, – добавила Айрин Сун.

– Добычей, – согласился Джон.

– Я даже не знал, что во мне есть это уравнение. Пока подонок Скорпиус не поиграл с моим мозгом.

– Скорпиус? – спросил Джек Крайтон. Это имя Джон не упоминал раньше.

– Миротворец. Прекрасный парень, только со старенными хобби, как пытки, опыты на мозге с помощью сверла, – сказал Джон, пытаясь изобразить на своем лице что-то вроде улыбки. Он по привычке поднял свою правую руку и начал потирать шею.

Айрин Сун подняла руку и погладила Джона по затылку, перед тем как взять его за руку. Джон улыбнулся ей, и он немного расслабился.

Джек Крайтон понял, что здесь было гораздо больше чем просто дружба. В свою очередь он почувствовал отвращение и злость одновременно.

– Пытки? – спросил он.

– Пустяки, – ответил Джон, пытаясь сгладить инцидент.

– Это длилось всего лишь несколько дней, перед тем как Айрин привела кавалерию, и они освободили меня. Но, он поместил меня в черный список Миротворцев, что привлекло большое внимание Миротворцев и их врагов. После этого все хотят кусочек меня.

– Так зачем возвращаться? Почему бы ни остаться? – спросил DK.

– Теперь я знаю чего можно ждать и у меня есть друзья готовые мне помочь. Неисследованные Территории большое место. Вероятность что они нас найдут, не велика.

– Здесь у тебя тоже есть друзья. И твоя семья, – отметил Джек Крайтон.

– Есть еще одна причина. Скорпиус располагает всеми знаниями о черных дырах, которые он извлек из моей головы плюс собственные исследования. Он наверняка воспользуется этим. Я не хочу давать ему повод искать меня именно здесь, – сказал Джон.

– Когда он получит все ответы, у него не будет не зачем искать тебя, – произнесла Айрин Сун.

Джон повернулся к ней:

– Ты не знаешь его, так как я. У нас с ним личные счеты. Черные дыры или нет, он будет искать меня. И я не дам ему шанс припарковать военное командование Миротворцев на орбиту земли. Ты бы сделала то же самое, если бы это была твоя родная планета.

Айрин Сун осмотрела модуль:

– Ну, если это лучшая из ваших технологий, тогда я понимаю, почему ты боишься. На этой станции даже нет нормального гравитационного поля. Ваша планета ужасно примитивна. Вы не продержитесь и часа против Миротворцев.

– Мы не совсем примитивны, – попытался поспорить DK.

– По их меркам вы примитивны, – сказал Джон.

– Но мы можем исправить это. Папа, ты не откроешь это чемодан?

Джек Крайтон подплыл к металлической коробке, которая была прикреплена к стене. Он открыл чемодан. Внутри было несколько объектов.

– Здесь серебряный глобус, записывающее устройство, похожий на ноутбук. Вытащи их, пожалуйста, – попросил Джон, летая по середине кабины.

Джек Крайтон достал глобус, серебряную сферу, которая была немного больше чем апельсин и плоский черный прямоугольник, который и в правду был похож на ноутбук.

Вытащив записывающее устройство, на самом дне он увидел микро-кассеты.

– Здесь есть еще несколько кассет, – сказал Джек.

Джон кивнул:

– Да. Они для тебя и DK. Запись я сделал на Мойя. Я использовал записывающие устройства с модуля, затем нашел магазин, в котором изготовляют копии.

Он не считал, но приблизительно здесь было две дюжины кассет.

– IASA будет настаивать на том, чтобы сделать копии, но оригиналы для тебя. И, ах, – замолчал Джон, взявшись за подбородок, – мм, некоторые из этих пленок были записаны в плохи дни. В дни, когда мне надо было поговорить с вами парни, я даже хотел отредактировать пленки, но боялся – если я начну, то вырежу все, и вы получите кучу чистых кассет.

Джек понял, как должно было быть Джону одиноко, когда ему не кому было рассказать о своих страхах кроме как диктофону.

– Если ты сделал их, значит, я могу послушать их, – сказал Джек Крайтон.

– Брось мне отразитель – это серебренный шар, – промолвил Джон.

Джек подбросил шар, и Джон поймал его одной рукой, затем осторожно поставил его посредине каюты.

– Они говорят, что фотография лучше тысячи слов, так здесь несколько миллионов слов, – сказал Джон и провел по шару рукой.

Прямо над шаром появилось изображение отполированного медно-красного цвета объект посредине звездного поля. Это было так реалистично, что Джек Крайтон подлетел к нему и попытался дотронуться, изображение дрогнуло, когда его рука прошла через него.

Клево, – воскликнул DK, подлитая поближе, чтобы лучше рассмотреть.

– Это Мойя. Наш корабль, – сказал Джон.

– А это ее сын Талин, когда он был еще ребенком.

Мираж меркнул, и в этот раз появилось существо похожее на сморщенную, многорукую черепаху, чья голова была похожа на вытянутый плоский диск.

– Это Пилот, наш штурман. А это Заан, – сказал Джон, когда появился мираж голубого инопланетянина, – она растение.

– Что? – спросил Джек Крайтон.

– Ты заешь животные, минералы, растения. Вот Заан растение, – небрежно ответил Джон, как будто голубые люди, вернее растения были в порядке вещей.

– А это Райджел, Д'Арго, его сын Джоти, а это Чиана и Старк.

Картинка исчезла. Некоторые из существ как Чиана и Заан выглядели как люди, когда такие как Райджел были чистыми инопланетянами, и могли бы сниматься в фантастических фильмах в Голливуде.

Но это не было фильмом, напомнил себе Джек Крайтон. Эти существа настоящие. Друзья и напарники его сына.

На следующей картинки был Джон стоящий около двигателей Farscape держащий что-то похожее на горелку.

– Эй, как эта фотография здесь оказалась? – спросил Джон.

– Это идея Заан, – ответила Айрин Сун.

– Она подумала, что твои друзья захотят увидеть и твои фотографии. Пилот запрограммировал их.

На следующем изображении был Джон в оранжевом костюме, удивлено оглядывающегося вокруг себя, Джек предположил, что оно было сделано скоро после прибытия его на Мойя. На другом изображении Джон играл в шашки с маленьким жабо подобным существом по имени Райджел, на следующем Джон занимался чем-то непостижимым с голубой инопланетянкой Заан, которая как он говорил, была жрецом. Религиозная церемония? Медитация? Это невозможно было описать.

Затем появилась Айрин Сун, стоящая напротив Джона в большой пустой комнате. Они поклонились друг другу и начали медленно двигаться. Айрин прыгнула, и они начали драться, у нее было явное преимущество. Затем должно быть Джон допустил ошибку, Айрин схватила его за руку и повалила его на пол приставив колено к его шеи.

– Эй, почему бы, не показать матч, который выиграл я? – пожаловался Джон.

Айрин улыбнулась: – Как только ты выиграешь, мы так и сделаем.

Джон повернулся к DK: – Поверь мне, меня не всегда побеждают девчонки. Иногда я побеждаю.

Джон никогда не интересовался военными искусствами в своей прежней жизни. Это был еще один знак того, насколько сильно Джон изменился.

На последнем изображении Джон и его команда сидели вокруг большого стола, заставленным тарелками и чашками со странными разноцветными субстанциями. Джон смеялся, казался очень счастливым, он встал и поднял свой бокал для произнесения тоста.

– Помнишь это, после нашего посещения Нискауны? Это была отличная вечеринка, – сказал Джон Айрин Сун.

– В результате, – отетила Айрин, – ты переел и перепил всех, включая Райджела.

Джон улыбнулся.

Последняя картинка мелькнула и исчезла.

– Это тебе, – сказал Джон, – ты можешь остановить изображение, дотронувшись до шара пока он не исчез. Батареек должно хватить на сто Земных лет. Только не давай никому открывать его.

– Спасибо, – сказал Джек Крайтон, этого простого слова было недостаточно, чтобы описать своих чувств. Было интересно увидеть фотографии друзей Джона, фотографии его сына были для него сокровищем. Он будет бесконечно благодарен инопланетянке Заан, которая придумала поместить их сюда.

– Все данные для тебя DK, – сказал Джон, подплывая к своему отцу, чтобы взять у него черный объект, и отдать его своему другу.

– Открывай его, как хочешь, он все равно плоский, – сообщил Джон.

DK открыл.

– Это подарок, который я обещал, за то, что собрал вас здесь, – сказал Джон.

– Вечный двигатель? – спросил DK.

– Схемы вечного двигателя, да, – ответил Джон, – но одних схем не достаточно. Все находится здесь, но в состав топлива входят несколько редких изотопов. Я не смог вспомнить, как их называют на Земле. Вам, возможно, придется сделать геологоразведочные работы астероидного пояса, чтобы найти их.

DK кивнул.

– Здесь еще несколько игрушек, – сказал Джон, – например, как построить стабильное гравитационное поле, позволяющее контролировать гравитацию на этой космической станции, или использовать для уменьшения геометрической силы требуемой для взлета.

– Единая теория о полях? Квантовая механика?, – спросил DK. По крайне мере хоть кто-то знал, о чем говорит Джон.

– Всего по чуть-чуть, – ответил Джон, – и еще схема единого источника энергии.

– Незадействованная энергия?

– Нет, скорее трудно управляемая. Но это безопасно и дешево, и сохранит множество энергии для следующего поколения космических кораблей, пока вы не сможете изобрести вечный двигатель. Вот, давай я покажу, как получить доступ к данным», – сказал Джон, нажимая кнопку лап-топа инопланетян.

В лап-топе появилось изображение, что-то похожее на алфавит инопланетян или возможно уравнения разделенными тремя пространственными графами. Через минуту они склонили свои головы над лап-топом, и DK начал выпаливать вопросы, а Джон пытался на них ответить.

Смотря на них, на минуту Джеку показалось, как будто эти три года били плохим сном. Что могло быть более естественным, чем смотреть на спорящих DK и Джона, создающих научные разработки и теории, которые Джек Крайтон никогда не поймет?.

Джон унаследовал свою любовь к космосу от отца, но его тяга к науки досталась ему от матери. Джон был очень взволнован, когда IASA включила его в программу, давая ему возможность совмести его увлечения. Но они и погубили Джона, так как это привело к созданию проекта Farscape что, в конечном счете, увело его далеко от Земли.

Последние три года Джек Крайтон винил себя в потере сына. Если бы он не поддержал Джона во вступлении в космическую программу. Но быть просто астронавтом Джону было недостаточно, Джон должен был самоутвердиться, разработав и испытав совершенно новый космический модуль. Он был так горд своим сыном, у которого были замечательные мечты и талант, что бы осуществить их.

А затем оказалось, что Мечта Джона стоила ему жизни. Не буквально, Джон до сих пор был жив. Джон был прав в своих словах, что его прежнюю жизнь не вернуть и никогда не возобновить. Он почувствовал прикосновение на своем плече, оглянувшись он увидел Айрин Сун около себя.

– Ваш сын восхищается вами, – мягко сказала она.

Джек Крайтон осмотрел каюту. Джон и DK были увлечены дискуссией, и не обращали внимания на своих спутников.

– Я горжусь им, – сказал Джек Крайтон. Он не мог перестать думать о том, какие же отношения были у Джон и Айрин. Были ли они друзьями? Любовниками? Или что-то среднее? Часть его говорила, что если бы Джон захотел, он бы рассказал ему об этом. Но другая часть хотела спросить, даже зная – любой ответ, будет записан и прослушан тысячу раз узким кругом Земных аналитиков.

– Он стал отличным воином, – заметила Айрин Сун.

Джек Крайтон нахмурился.

– Вам это не нравится?

– Мой сын Джон был мечтателем, ученым, – сказал он, – не воином.

Он хотел вернуть своего сына. Джона Крайтон, который говорил о путешествиях к звездам восторгом в голосе. Который мечтал о великих исследованиях и открытиях. Который когда-то сказал, что восторг при виде того, как твои теории подтверждаются самое прекрасное чувство в мире.

– Я понимаю. Но ему пришлось измениться, что бы выжить. Неизведанные Территории не прощают ошибок, – сказала Айрин Сун.

Его сын расплатился за это своей невинностью. Он видел это по глазам Джона и новым чертам на его лице. Где-то внутри Джону было очень больно, и он узнал, что значит убивать. Джек отдал бы все угодно, чтобы защитить его от этих знаниях.

– Он очень сильно пострадал там, не так ли?, – спросил Джек Крайтон.

Черные глаза пронзительно посмотрели на него.

– Да, – сказала Айрин Сун, подтверждая его опасения, – как бы сказала Заан, было время, когда он потерял свою опору, осознание того, кто он есть. Но он нашел путь к себе.

Айрин не сказала о том, что вызвало такое состояние, а Джек Крайтон не спрашивал. Он думал, что не вынесет этого. Не сейчас.

– Не волнуйтесь, – сказала Айрин, протягивая руку нерешительно дотронувшись до его руки, как будто она никогда не делала ничего подобного.

– Он тот же Крайтон. Такой же добрый. Такой же упрямый. Также заботится о других больше чем, о себе, и пытается помочь, просят ли они этого или нет.

Kак ты?

– Как я, – согласилась Айрин.

– Я была Миротворцем. Воином. Мои собственные люди осудили меня, за то, что вошла в контакт с незарегистрированной инопланетной формой жизни. Джон мог оставить меня умирать, но он не оставил. Он настоял, что бы я пошла, сними, и привез меня на борт Мойи. Сначала я злилась на него за его вторжение, но, в конечном счете, я узнала, что жизнь более разнообразна, чем я думала.

Она улыбнулась замечательной улыбкой, Джек понял, почему его сын нашел её обворожительной.

– Ты волнуешься за него, – сказал Джек.

– А он волнуется о нас. Мы команда. Товарищи, – ответила Айрин.

Это был не тот ответ, на который он надеялся, оставляя отношения между Джоном и Айрин не ясными. Но он пытался найти успокоение в этих словах, зная, что Джон не был бы сейчас жив, если бы не эти странные существа которых он поддерживал.

Айрин наклонила голову и посмотрела на него.

– Я скажу вам то же самое что и инопланетянину, который принял ваш облик на фальшивой Земле.

To Be Continued

Райджел XVI - хайнир, наследный принц из рода Доминаров. Отсюда и милейший характер: трус, завистник, зануда, исключительно щедрая душа и прекрасный политик. Как все это в нем уживается? Загадка Вселенной. Самый инопланетянистый среди инопланетных друзей Крайтона: похож на говорящую раздавленную лягушку. На самом деле очень симпатичен. Уверен, что еще станет императором. Подробнее...

Ищете субтитры? Они здесь!

Джон НЕ Крайтон и Даня aka Фрей сочинили-спели-записали уникальный, единственный и неповторимый, полностью раздолбайский
ГИМН СКАПЕРОВ
(он же - Фарскаповская застольная). Рекомендуется к прослушиванию всем, причем в обязательном порядке.

Нас мало, а страниц - много. Напишите о найденных на этой странице неполадках, и они будут рано или поздно исправлены.


© Команда Труляляны, 2006-2008 | Farscape is owned by The Jim Henson Company, Hallmark Entertainment, Nine Network (Australia) and the Sci-Fi Channel. No profit is being made from this site. Наверх
Литературный портал