24 ЧАСА. ЧАСТЬ 2.

Автор: Ann Harrington
Перевод: Aerys
Рейтинг: думаю что R

Отдел подготовки пилотов IASA, Космический Центр «Канаверал»

Джек Крайтон был летчиком испытателем, астронавтом и консультантом миссий. Он прошел через десятки, возможно сотни инструктажей перед заданиями. Но это был самый странный инструктаж, на котором он когда-либо присутствовал.

Он и еще три человека, которые должны были участвовать в полете сидели посередине комнаты, пока Том Кинион отлучался за планом миссии, и за информацией которую они получили. Позади них – команда операторов и специалистов миссии делала заметки об их профессиональном уровне подготовки. Видео экраны показывали изображения команд поддержки в Хьюстоне, Вашингтоне и Калининграде, все внимательно слушали.

«Для того чтобы это все провернуть у нас есть много специалистов и несколько серьезных фактов», – сказал Том Кинион. Как старший менеджер IASA на Канаверал, это он принял решение согласиться со всеми требованиями Джона, и он убедил Президента разрешить миссию.

«Это может быть Джон Крайтон там наверху. Это может быть модуль Farscape One. Его компаньон -может даже и инопланетянин. Или это может быть каким-то странным розыгрышем».

«Там что-то есть, и это пришло не с Земли», – сказала специалист по миссии Анжела Портер, которую IASA включил в команду.

«Ракета, шатл или космический самолет мы бы его засекли».

«Так, где же был Джон Крайтон прошедшие три года?», – спросил Вальтер Клейн представитель Государственного Департамента. Он получил это назначение, когда ему было двадцать с небольшим. Он был слишком молод для этого, но возможно, это было его преимуществом. Он до сих пор был достаточно молод, и поэтому волновался, тогда, когда более опытные дипломаты быстро бы увидели бесчисленное количество вещей, которые могли бы пойти не так, если это действительно был первый контакт.

«Мы не нашли ни единого обломка. Ни одного кусочка металла», – напомнил им Джек Крайтон.

Это было одной из причин, почему ему было так трудно принять потерю Джона. Кусочек обгоревшего металла, фрагмент модуля, даже след на радаре от падающих осколков убедили бы его в смерти сына. Но отсутствие обломков порождало много вопросов. Так прошел не один месяц, он пытался убедить себя, что отсутствие обломков было хорошим знаком. Это значило, что модуль был уничтожен полностью, что смерть Джона была мгновенной, и он не мучился.

Только, похоже, что он все-таки не умер.

«Корабль похож на Farscape One, но, по-видимому, он был модифицирован. Это не те двигатели, которые я и Джон сконструировали. По крайней мере не на изображениях, которые я видел, или, судя по тому, как он движется. Они более скоростные, он долетел до луны за несколько минут. Минут. Вы знаете, что это означает?» – глаза DK сияли от волнения, точно также как и в старые дни.

«С этой технологией, мы сможем достигнуть Марса за несколько дней и даже часов. И тогда…»

Том Кинион кашлянул.

«Даже если это Джон Крайтон, это все равно может быть ловушкой. Мы не знаем, где он был или как он смог выжить. Кто-то помог ему, но только потому, что они помогли ему это не значит, что они дружелюбны по отношению к нам», – сказал Том Кинион.

«Я даю вам последний шанс, чтобы отказаться. Никто не станет думать о вас хуже, если вы передумаете».

«Там мой сын и ничто меня не остановит», – ответил Джек Крайтон.

«Меня тоже», – произнес DK.

«В конечном счете, я все равно должна была отправиться на станцию. Просто это произойдет немного раньше, сер», – сказала Анжела Портер.

Вальтер Клейн громко добавил: «Да, да, я тоже согласен. Только я надеюсь, что мне не станет плохо во время полета».

Вот гражданский, которого постоянно укачивает – это как раз то, чего не хватало для их странной экспедиции.

«Тогда все решено. Вам предоставили самолет. Удачи вам всем», – сказал Том Кинион.

Они встали и перед уходом пожали друг другу руки. За ними члены команды IASA покинули комнату и вернулись к своим рабочим местам или в пункты наблюдения. Никто не хотел пропустить ни минуты этой миссии и Джек Крайтон не мог винить их.

Пока что число знающих об этом людей было ограничено до основного персонала IASA и нескольких государственных служащих в Вашингтоне.

Но невозможно это долго скрывать, неважно, какую историю они рассказали остальному персоналу, чтобы скрыть экстренную посадку на борт Х-44. Рано или поздно произойдет утечка информации, и тогда весь мир будет задавать тот же самый вопрос, который вертелся у него в голове. Был ли это Джон, который вернулся к ним, и если так, где он был все это время?

В коридоре ждал адъютант, чтобы проводить их.

«Автобус ждет снаружи, чтобы доставить вас на поле», – сказал он.

Джек Крайтон поймал DK за руку, и дернул его в сторону, давая Анжеле Портер и Вальтеру Клейну обойти их. Он подождал, пока они пройдут на несколько шагов вперед и затем продолжил путь.

«Ты говорил с ним?», – спросил Джек Крайтон. Это была первая возможность для него и DK поговорить друг с другом. Когда он приехал в IASA, его забрали на быстрое медицинское обследование, и затем проводили на инструктаж, который уже шел.

«Да, сер», – ответил DK.

«DK это Джон», – сказал он.

«Да, Полковник Джек», – произнес DK.

«Должно быть, после того как вы поговорили с ним, потому ЧТО он сказал, вы согласились на полет».

Джек Крайтон повернулся, чтобы посмотреть на DK: «Он был похож на…себя?»

DK прикусил нижнюю губу: «Он говорил как Джон. И мы видели изображение. Но…»

Так он был не единственным, кого мучили сомнения. Сомнения, которые никто из них не хотел бы услышать от другого.

«Но, когда Джон начал отдавать приказы IASA? Применяя никому не понятные термины? Отказываясь, что-либо объяснить?»

«Как будто он не доверяет нам, – сказал DK, – Он мне ничего не сказал. Не считая того что, провел три года в галактике далеко, далеко отсюда. И он произнес цитату из Звездных Войн».

«Многое могло произойти за три года», – сказал Джек Крайтон.

«Если это было три года для него», – ответил DK.

«Все что мы знаем, его исчезновение могло создать временной дисбаланс. В его восприятии Джон мог исчезнуть три минуты или тридцать лет назад».

Иногда оптимизм покидал DK.

«Ты видел его. Он не выглядел на тридцать лет старше, – сказал Джек Крайтон, – Но Джон выглядел старше, чем на фотографиях, сделанных в последние дни перед отлетом. На несколько лет. Возможно, года на три».

«Это все равно Джон, – сказал DK, – Ты знаешь, что он попросил меня привезти?»

«Что?»

«Арахисовое масло и кучу аудио кассет».

Джек Крайтон рассмеялся, от внезапной абсурдности всего этого.

«Арахисовое масло».

«Ага», – ответил DK, они вышли из вестибюля и увидели автобус, ждущий на улице.

«Это Джон. Я знаю это. Может он не доверяет нам, но я до сих пор доверяю ему. Все будет хорошо».

«Я надеюсь на это», – сказал Джек Крайтон.

Интернациональная Космическая Станция

Джек Крайтон посмотрел на Полковника Сару Блеквелл.

«Мы готовы, а вы?», – спросил Джек Крайтон.

Они летали в невесомости главного отсека станции, вместе с DK, Анжелой Портер и Вальтером Клейном. Для миссии Полковник Блеквел выбрала медицинского специалиста Хиро Танака и специалиста по связи Алексея Кириллова.

Остальная часть экипажа с удовольствием бы присоединилась к ним, но они не хотели разозлить Джона или его загадочного компаньона.

«Хорошо ребята, вы знаете условия. Все остальные остаются на станции, если только я не отдам другой приказ. Понятно?», – произнесла Полковник Блеквелл.

В интеркоме послышался хор утвердительных возгласов.

«За дело. Алексей передай нашим гостям, что мы готовы», – сказала Полковник Блеквелл.

«Farscape это Станция Дружба», – сказал Алексей Кириллов.

В передатчике послышался голос Джона.

«Я засек семь человек на космическом самолете. Папа, ты один из них?»

«Да», – сказал Джек Крайтон.

«Я, DK, специалист IASA Анжела Портер и Вальтер Клейн из Государственного Департамента. Плюс три человека из экипажа самолета».

«И ты мне даешь слово, что это безопасно? Без обмана?»

Его сердце сжалось, он удивился, что же могло произойти, что сделало его таким осторожным. Это было больше чем элементарные меры осторожности. Как будто он боялся.

«Без обмана», – пообещал Джек Крайтон своему сыну.

«Х-44 чист», – сказала Полковник Блеквелл.

«Как только вы будете готовы, вы можете стыковаться Farscape».

«Никакой стыковки», – объяснил Джон.

«Ждите нас во втором воздушном отсеке через две минуты».

«Он спятил?», – спросила Анжела Портер.

Это был хороший вопрос.

Второй воздушный отсек был предназначен для экстренной эвакуации на спасательном челноке. Через две минуты оттуда раздался металлический звон, как будто что-то сильно ударилось о фюзеляж, и затем ручка шлюза начала медленно поворачиваться.

Джек Крайтон приблизился к шлюзу, все остальные тактично пропустили его вперед.

Время, которое понадобилось для установления нужного давления, в воздушном отсеке казалось вечностью.

Затем дверь отсека открылась и две фигуры, одетые в черное, шагнули вперед. Джеку понадобилось несколько секунд, чтобы узнать Джона. Он осознал, что почему-то ожидал, что Джон так же будет в оранжевой форме IASA.

Вместо этого Джон был одет в плотно облегающий костюм из черного материала. В одной руке он держал шлем из прозрачного стекла, а в другой маленький металлический чемодан.

Вслед за Джоном появилась вторая фигура, женщина которую он видел на видео. Она была в таком же костюме, со шлемом закрепленном на ремне. Она выглядела еще более красивой, чем на видео. И опасной, если только он сильно не ошибался в том, что в руке она держала вовсе не оружие.

Глаза Джона встретились с его глазами, а затем оббежали отсек, заметив, что он узнал DK и Полковника Блеквелл.

«Все в порядке», – сказал он.

«Убери оружие».

Женщина сказала что-то, похожее на согласные звуки и пощелкивание языком.

«Пожалуйста», – сказал Джон.

Женщина опустила ствол ружья вниз и затем закрепила его на ремне. Похоже, она не собиралась отдавать его.

«Папа?», – спросил Джон.

Джек Крайтон оттолкнулся, чтобы сократить расстояние, которое разделяло их. Он обнял Джона. Только когда он дотронулся до него, он, наконец, то поверил что, это был действительно его сын вернувшийся домой.

Джон обнял его в ответ своей свободной рукой, минутой позже он первым расторг объятия.

«Папа, это Офицер Айрин Сун, в прошлом Сабацианский Миротворец».

«Приятно познакомиться», – сказал Джек Крайтон, не зная как ее приветствовать. '

Айрин Сун протянула ему правую руку, он пожал ее.

Айрин произнесла фразу, из которой он только понял слово Крайтон.

«Айрин сказала, что для нее честь познакомиться с тобой», – объяснил Джон.

«Братишка Джон, ты выглядишь отлично для парня, который должен быть мертв», – сказал DK, подходя к нему и слегка ударив его кулаком по плечу. У DK не было сомнений, что это Джон, его улыбка доходила до ушей.

«Прежнее чувство юмора», – сказал Джон, с легкой улыбкой на губах.

«Айрин это DK другая половина команды Farscape».

Айрин Сун кивнула в знак приветствия.

«А это Полковник Блеквелл», – произнес Джон, указывая на нее.

«Она Командир космической станции, и человек который научил меня летать на невидимых истребителях».

«Капитан Крайтон, с возращением», – сказала Полковник Блеквел.

«Айрин Сун, как представитель IASA, для меня честь приветствовать вас на борту».

Пока Полковник Блеквелл представляла оставшуюся часть присутствующих, Джек Крайтон не сводил глаз со своего сына. Джон познакомился со всеми ему представленными, но по-прежнему оставался очень близко к Айрин, и он до сих пор был взволнованным, осторожными.

Джеку Крайтону понадобилось много времени, чтобы привыкнуть к мысли, что его сын до сих пор жив. Но он не так представлял себе воссоединение. Джон был слишком спокойным, подозрительным, молчаливым. Что-то было не так.

Джон подождал, пока всех представят.

«Полковник я знаю, что у вас есть еще двенадцать человек на станции плюс три члена экипажа Х-44. Скажите им держаться подальше от моего модуля для их собственной безопасности. Вы можете делать любые фотографии, но если кто-нибудь приблизится к нему ближе, чем на двадцать метров защитная система модуля уничтожит их. Никаких исключений, никаких извинений».

«Понятно», – сказала Полковник Блеквелл. Ее тон стал жестче.

Джон слегка улыбнулся и на минуту он стал таким, каким его помнил Джек Крайтон.

«Я знаю, я причинил вам неудобства, но я действительно благодарен вам за то, что вы предоставили нам станцию для этой встречи. И я обещаю, что мы слезем с вашей шеи через несколько часов».

Внезапно все стало ясно. Настойчивость Джона на том, что это только короткий визит. Его излишняя осторожность. Его инопланетный компаньон, и оружие, которое она носит.

«Сын, ты ее пленник?»

Айрин Сун улыбнулась.

Джон рассмеялся: «Нет. Айрин – друг. Мои друзья на Мойя не отпустили бы меня одного. Они жалуются, что у меня есть плохая привычка попадать в неприятности».

Он удивился, сколько же раз Джон попадал в неприятности, что его друзья стали считать это привычкой? И в какие именно неприятности он попадал?

Айрин Сун что-то сказала Джону.

«Это не было моей виной на Торговой Планете. Это все Райджел. И я был тем, кто вытащил нас из неприятностей. В конечном счете», – начал доказывать Джон.

«Она понимает английский», – заметил Алексей Кириллов.

«Английский, русский и другие языки, которые вы знаете», – объяснил Джон.

«А оружие?», – спросил Джек.

«Мне казалось, ты сказал никакого оружия».

«Вас шесть биллионов, а нас только двоя», – сказал Джон.

«Ружье и несколько пистолетов это только то, на что вынуждают обстоятельства».

Впервые он заметил объект, закрепленный на его правом бедре, то, что могло быть пистолетом. Айрин Сун носила похожее оружие на своей левой ноге.

И ему совсем не понравилось, как Джон говорил о людях «вы» но ни как не «мы».

Он не мог понять, зачем Джон носил оружие, ведь это должно было быть радостное возращение домой.

«Джон, ты когда-нибудь использовал эту штуку?»

«Я не важный стрелок. Не то что Айрин, но я могу постоять за себя. Но если ты хочешь спросить, скольких людей я убил, а тебе придется спросить», – кратко ответил Джон.

Внезапно в воздухе повисло молчание. Никто, ничего не сказал, без сомнения все были так же шокированы, как и он. Джек не мог ничего сказать, чтобы это не прозвучало как обвинение.

DK пришел на его спасение.

«Айрин Сун понимает нас, а ты понимаешь ее язык. Как это возможно? Универсальный переводчик, как в «Стар Треке»?», – спросил он, аккуратно меняя тему.

«Что-то вроде. В их галактике у них есть генетически измененные микробы, которые они вводят при рождении и те создают свою колонию в мозге. Они действуют как переводчики», – объяснил Джон.

«Микробы? И ты пошел на это?», – спросила Хиро Танака, с огромным любопытством присущим медицинскому специалисту.

«Это первая вещь, которую они сделали, когда я прибыл на Мойю», – объяснил Джон.

Джек Крайтон посмотрел на Айрин Сун.

«Она выглядит как человек», – сказал он.

Джон пожал плечами.

«Там они говорят мне, что я похож на Сабацианина. Конечно, есть небольшие различия, но незначительные, чтобы нельзя было пройти большинство визуальных проверок».

Джон посмотрел на своего отца.

«Ты уже и так заслужил карантин, прибыв сюда», – сказал он.

«Если хочешь, я могу сделать так чтобы ты начал понимать ее. Но если микробы введены, они останутся в тебе до конца твоих дней. Это может сделать мальчиков по карантину ужасно несчастными».

Мысль об инопланетных жучках проникающих ему в мозг вызвала у Джека легкую тошноту. Но он видел, что это важно для Джона. И он хотел узнать больше о женщине, которую сын называл другом.

«Я зашел далеко, нет смысла останавливаться сейчас», – сказал Джек.

В конце концов, шестеро из них согласились на инъекцию, которую предложил Джон. Отказалась только Хиро Танака.

Они добрались до центрального отсека главного модуля станции. Айрин Сун заняла место около воздушного отсека напротив комнаты, из которой вылетел Джон. Джон открыл металлическую коробочку и достал оттуда узкий серебряный цилиндр, немного больше чем его рука. Он подкинул цилиндр, и Джек Крайтон поймал его.

«Конец иглы введи себе под кожу. Неважно куда, – сказал Джон, – и один раз нажми на красную кнопку».

Джек Крайтон надеялся, что его нервозность не проявится на лице. Он приблизил шприц к запястью и нажал на красную кнопку.

Он почувствовал легкое покалывание, похожее на укус москита.

«И все?», – спросил он.

«И все», – ответил Джон.

«Сколько пройдет времени, перед тем как она подействует?», – спросил Джек.

«Стеркарм джайвел заштл и он выглядит иначе, чем я помню», – сказала Айрин Сун.

«То, что ты видела, было основано на моих воспоминаниях. Это было три Земных цикла тому назад. Он постарел», – объяснил Джон.

«Она говорит на английском», – с удивлением сказал Джек.

«Ты понимаешь ее?», – спросил Алексей Кириллов.

«Да», – ответил Джек Крайтон, поворачиваясь лицом к Айрин Сун.

«Вы друг моего сына?»

«Товарищ, друг. Да», – сказала она.

«Я следующий», – заявил DK, подлетая к Джону, чтобы взять инъекцию у него из рук.

To Be Continued

Джул - очередная случайная пассажирка на борту Мойи. Посмотрев пару серий с её участием, вы начнёте гораздо терпимее относиться к знакомым истеричкам с громким голосом, скверным характером и большим самомнением, потому что будете точно знать: бывает хуже. Подробнее...

Ищете субтитры? Они здесь!

Джон НЕ Крайтон и Даня aka Фрей сочинили-спели-записали уникальный, единственный и неповторимый, полностью раздолбайский
ГИМН СКАПЕРОВ
(он же - Фарскаповская застольная). Рекомендуется к прослушиванию всем, причем в обязательном порядке.

Нас мало, а страниц - много. Напишите о найденных на этой странице неполадках, и они будут рано или поздно исправлены.


© Команда Труляляны, 2006-2008 | Farscape is owned by The Jim Henson Company, Hallmark Entertainment, Nine Network (Australia) and the Sci-Fi Channel. No profit is being made from this site. Наверх
Литературный портал